1 ≫

Река Великобритании

Свое название река получила от древних кельтов, называвших ее Тамесас. Наиболее правдоподобный вариант перевода этого слова «темная вода»: в те времена вокруг Темзы были сплошные болота. Когда Британские острова заняли римляне, они стали произносить это название как Тамес: в окрестностях Оксфорда найден глиняный черепок с названием реки на латыни. Впоследствии в английском языке это название трансформировалось в Темзу. Для матросов, служивших на торговых судах, в течение многих веков Темза оставалась «Лондонской рекой». Сами же лондонцы называют ее просто «река»: «Я живу к югу от реки».

Темза начинается на холмистой возвышенности Котсуолд-Хилс, в западной части центральной Англии, на территории графств Оксфордшир и Глостершир. Район истоков Темзы — одна из официально признанных в Великобритании «территорий выдающейся естественной красоты».

Основное течение реки проходит в широкой долине с пологими склонами, по равнинам Лондонского бассейна. Русло очень извилистое, часто разветвляется, образуя многочисленные острова. Темза впадает в Северное море, образуя широкий эстуарий: однорукавное воронкообразное устье, расширяющееся в сторону моря и образовавшееся в результате многолетнего смыва речных наносов морскими приливами. Воронкообразная форма эстуария вызывает критическое повышение уровня воды в горловине и при сильных наводнениях приводит к разрушению дамб и катастрофическим затоплениям окружающих равнин.

Причиной наводнений также становятся ветра, дующие со стороны моря. Приливы поднимаются до города Теддингтона, где дальнейший путь им преграждает мощная плотина.

В зимнее время уровень воды в Темзе повышается, что обусловлено дождями. Летом низкая межень. Ледостав наблюдается лишь в очень холодные зимы.

История Темзы начинается до окончания последнего оледенения, когда Британия еще не стала островом, а являлась единым целым с нынешними Данией и Нидерландами. В те времена воды Темзы соединялись с Рейном, Маасом и Шельдой и, впадая в единую широкую реку, текли в том месте, где сейчас расположены проливы Па-де-Кале и Ла-Манш, во многом и сформировав их в результате эрозии.

Роль этой «темной воды» в истории Англии необычайно велика. Хотя предки человека на территории нынешней Англии появились много сотен тысяч лет назад, но движение ледника и вечной мерзлоты вынудило их надолго покинуть эти края. Раскопки в районе о. Дорни доказали существование у реки поселения 12 тыс. лет назад. 6 тыс. лет назад здесь сформировалась неолитическая докельтская культура. В конце бронзового — начале железного веков, 2800 лет назад, сюда вторглись с континента племена кельтов, позже названных бриттами.

В 55-54 гг до н. э. римский полководец Юлий Цезарь совершил два похода в Британию, где встретил ожесточенное сопротивление кельтов. Лишь в конце 60-х гг провинция Британия была включена в состав Римской империи. Римская колонизация коснулась и Темзы, которая в те времена была все той же «темной водой» с болотистыми берегами. Во время одного из походов река помешала Юлию Цезарю, поэтому римляне построили первый мост через Темзу. А при императоре Клавдии основали порт Лондиниум (43 г н. э.). Вскоре Темза стала оживленным транспортным путем, по которому римляне доставляли товары из других провинций своей империи.

Под напором германских племен Римская империя пала, римляне покинули Британию в 410 г., торговля прекратилась, берега Темзы опустели.

Лишь в XI в., когда Вильгельм Завоеватель (1027/1028-1087 гг.) создал мощные крепости Лондона, торговля на Темзе вновь расцвела. Вильгельм построил на реке крепость Виндзор, сделав ее дворцом английских королей. И в дальнейшем члены королевской семьи предпочитали строить замки именно по течению: в Гринвиче, Уайтхолле и Вестминстере.

В 1209 г в Лондоне открылся первый каменный мост через Темзу, а в 1215 г на берегу Темзы король Иоанн Безземельный поставил печать на Великую хартию вольностей - предшественницу британской конституции. Темза стала главной водной дорогой страны.

В дальнейшем судоходство по Темзе только нарастало. В XIX в. здесь был сооружен величайший в мире комплекс крытых пристаней, которые способны принимать океанские лайнеры.

Темза остается важнейшим источником водоснабжения для Лондона и других городов: «Водопроводное кольцо Темзы» — самая современная в мире система водообеспечения. Ее невозможно было бы создать без систематического экологического контроля. Многолетняя борьба с загрязнением реки привела к тому, что в Темзе даже сохранилась рыба (карп, окунь, щука, плотва), несмотря на интенсивное судоходство и значительное количество промышленных предприятий на берегах реки.

Экономическое и транспортное значение Темзы еще больше возросло с началом промышленной революции после строительства сети каналов и дамб. Каналы «Оксфорд» и «Гранд-Джанкшн» связывают ее с промышленными районами Центральной Англии, каналы «Кеннет» и «Эйвон» — с Бристольским заливом, а канал «Северн» - с Ирландским морем.

Самое грандиозное сооружение на Темзе в Лондоне - Лондонский порт, второй в мире по размерам после порта Нью-Йорка. Его доки и пристани растянулись на десятки километров по северному берегу Темзы.

Река делит город Лондон на две непохожие части. Север отличается богатством старой архитектуры: здесь находятся Вестминстерское аббатство, часы и башня Биг-Бен, Трафальгарская площадь, дворец Сент-Джеймс, Тауэр, площадь Пикадилли, собор Святого Павла и Букингемский дворец. Юг до недавнего времени был местом довольно запущенным. Сейчас, стараниями архитекторов, он превратился в территорию, где расположены самые необычные, экстравагантные постройки: галерея Тейт-Модерн (переделанная из электростанции) и ведущий к ней мост Миллениум, яйцеобразное здание мэрии, колесо обозрения «Лондонский глаз». Из традиционных построек на юге, в парке Баттерсея, расположена галерея Памп-Хаус.

Все культурные и исторические комплексы по берегам объединяют мосты. В первую очередь самый известный из них, Тауэр Бридж: разводной мост длиной 244 м, с двумя башнями высотой 65 м. Тут же рядом стоит на вечном приколе у набережной крейсер «Белфаст», защищавший транспортные конвои, доставлявшие военную помощь СССР в годы Второй мировой войны.

Лондонский мост — второй по известности. Длиной 262 м, он был открыт королевой Елизаветой II в 1973 г и назван в честь своего предшественника. Отрезок Темзы между Тауэрским и Лондонским мостами называется Пул: здесь когда-то находился грузовой порт.

Не менее интересны и другие лондонские мосты: Хаммерсмитский — с металлическими украшениями, Воксхолл — с восемью скульптурами, символизирующими ремесла и науки, а также мост Ватерлоо.

Помимо Лондона на Темзе расположились города Оксфорд, Рединг, Саутенд-он-Си и другие.

Оксфорд, в котором находится один из старейших в Европе университетов, стоит на берегу Темзы, пересекающей его на протяжении 15 км. Первое письменное упоминание о городе содержится еще в «Англосаксонских хрониках» (912 г.).

Город Рединг раскинулся на берегах Кеннета притока Темзы — и славится двумя старыми храмами (Св. Марии и Св. Лаврентия), а также Бенедиктинским аббатством, основанным Генрихом I в 1121 г.

Саутенд-он-Си устроился в эстуарии Темзы — и одновременно на берегу Северного моря. Будучи морским курортом, на протяжении последних двухсот лет этот город обладает самым длинным в мире пирсом для досуга и развлечений, его длина 2158 м.

Общая информация

Местоположение: Южная Англия, Великобритания.

Бассейн: Северное море, Атлантический океан.

Самая длинная река Англии и вторая по длине в Великобритании (после Северна).

Исток: возвышенности Котсуолд-Хилс, графство Глостершир (110м над уровнем моря).

Устье: Северное море, графство Эссекс.

Крупнейшие притоки: слева — Чаруэлл, Тейм, Коли, Ли, Родинг; справа — Кеннет, Поддон, Уэй, Мол, Медуэй.

Крупнейшие города: Лондон, Оксфорд, Рединг, Хенли-он-Темс, Виндзор, Кингстон-апон-Темс, Ричмонд, Уоллингфорд.

Цифры

Площадь бассейна: 16 133 км 2 .

Средний расход воды: в Лондоне — 65,8 м3, в Виндзоре — 59,3 м 3 .

Объем годового стока: 2,4 км 3 .

Ширина: в черте Лондона — до 250 м, ниже Лондона — 1 км, эстуарий — 16 км.

Притоки: 38 основных.

Острова: более 80.

Высота приливов: до 7 м (Лондон).

Экономика

Долина Темзы — один из важнейших экономических регионов страны.

Промышленность: машиностроение (вт. ч. судостроение), химическая, энергетика.

Климат и погода

От умеренно континентального до умеренно морского.

Средняя температура января: +5,5°С.

Средняя температура июля: +17 - +18°С.

Среднегодовое количество осадков: 550-600 мм.

Относительная влажность воздуха: 80%.

Достопримечательности

Мосты: Хаммерсмитский (1887 г.), Тауэрский (1894 г.). Воксхолл (1906 г.), Ватерлоо (1945 г.), Лондонский (1973 г.). Тысячелетия (2002 г.);

■ Виндзорский замок (Виндзор. XI XIX вв.);

■ Оксфордский университет (Оксфорд, XII в.);

■ «Игла Клеопатры» (Лондон, 1450 г до н. э.);

■ Королевская гринвичская обсерватория (Гринвич, XVII в.);

■ Сомерсет-хаус (Лондон, XVIII в.);

■ Саутенд-пирс (Саутенд-он-Си, 1830 г.);

■ Набережная Виктории (Лондон, 1870 г.);

■ Вестминстерский дворец (Лондон, XIX в.);

■ Док Св. Катерины (Лондон, XIX в.);

■ Галерея Тейт (Лондон, 1897 г.);

■ Ворота-плотина Сильвертауна (1982 г.);

■ Театр «Глобус» (Лондон, 1997 г.);

■ Колесо обозрения «Лондонский глаз» (1999 г.)

Любопытные факты

■ Самое лиричное и трогательное описание Темзы, проникнутое ностальгией по «старой доброй Англии», содержится в повести английского писателя Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки». Книга была напечатана в 1889 г и в немалой степени помогла росту популярности Темзы: количество зарегистрированных на Темзе лодок возросло на 50% в следующий после публикации год и сделало Темзу одной из главных туристических достопримечательностей Англии.

■ Значение Темзы для торгового судоходства всегда было очень важным. В начале XVII в. король Яков I потребовал от муниципалитета Лондона 20 тыс. фунтов. Лорд-мэр города отказался подчиниться, и король пригрозил перевести суд, двор и парламент из Лондона в Оксфорд. Лорд-мэр ответил, что утешением для торговцев Лондона будет то. что король не сможет перенести Темзу.

■ В XX в. старый Лондонский мост перестал справляться с нагрузкой, стал оседать, и британское правительство объявило о его продаже. В конце 1960-х гг. мост приобрел американский бизнесмен Роберт МакКаллох за 2,5 млн долл. Мост был разобран и по частям перевезен в США. В 1971 г. он был вновь собран и каменные блоки вмонтированы в качестве облицовки в железобетонную несущую конструкцию моста, соединяющего берега канала а Лейк-Хавасу-Сити, штат Аризона.

■ В XIX в. инженер Марк Изамбар Брунель. наблюдая за червем-древоточцем, изобрел большой чугунный проходческий щит, с помощью которого построил первый в мире подводный тоннель протяженностью 459 м, соединивший берега Темзы.

■ Левостороннее дорожное движение в Англии появилось благодаря старому Лондонскому мосту В 1756 г был принят закон, согласно которому движение по Лондонскому мосту должно было быть по левой стороне, чтобы кучер кареты случайно не задел хлыстом прохожего, идущего по тротуару. За нарушение закона взимался огромный штраф: фунт серебра. Спустя 20 лет в Англии был принят исторический «Дорожный акт», который окончательно закрепил на всех дорогах страны левостороннее движение.

Предыдущая публикация

О сайте

На сайте можно ознакомиться с изменениями политической карты мира и государственного строя, этнографическими и географическими особенностями распределения населения, духовной и материальной культурой, развитием промышленности и производства, а так же прямое влияние человека на природу и природы на человека.

Материалы: http://geosfera.org/evropa/velikobritaniya/852-temza-reka-prohodyaschaya-cherez-london.html

2 ≫

На берегах Темзы

Трудно представить себе Лондон без Темзы. Знакомясь с городом, надо обязательно увидеть её набережные и совершить хотя бы небольшое путешествие и в сторону дворцового ансамбля Хэмптон–корт, и в сторону доков и Ист–энда.

«Отец–Темз», «Темза–батюшка» — так называют её англичане. И это понятно. Ведь именно полноводной Темзе обязан Лондон своим возникновением и своим процветанием. Благодаря ей этот многомиллионный город, лежащий довольно далеко, в 80 километрах от Северного моря, связан не только с морем, но и с океаном — со всем миром.

Лондонцы всегда хорошо понимали, чем являлась для них эта река. Рассказывают, что Карл II, вечно ссорившийся с Сити, пригрозил однажды перенести свою резиденцию из Лондона, куда-нибудь в другое место и не возвращаться до тех пор, пока непокорные горожане не выполнят его волю. Лорд–мэр Сити ответил на это, что весьма сожалеет о столь неосмотрительном поступке, который монарх собирается совершить, но высказал надежду на то, что Темзу король при этом все-таки оставит городу, а тогда уж Лондон как-нибудь сумеет снести этот жестокий удар.

Темза — деловая река. И это ощущается не только в восточной части Лондона, в порту и доках, но и в центре города. Её нельзя назвать нарядной. Набережными одета лишь незначительная её часть, гораздо меньшая, чем можно было бы ожидать в богатом столичном городе. Вплоть до последнего времени склады и предприятия располагались у самой воды, чуть ли не напротив здания парламента. Они по–прежнему покрывают её берега в других частях города. На сравнительно большом и при этом наиболее парадном участке, от Вестминстера до Сити, Темзу пересекают три железнодорожных моста, что также отнюдь не служит её украшению, но зато накладывает специфический, деловой отпечаток и на этот район. И хотя на Темзу выходит немало по–своему примечательных зданий, можно сказать, что лишь немногие из них служат её украшением и связаны с ней композиционно. Пожалуй, удачнее всего по отношению к Темзе расположено здание парламента.

Темза у набережной Виктории. Вид в сторону парламента

Говоря о Темзе, нельзя не упомянуть и об её известнейших мостах. Всего в центре города их одиннадцать, не считая железнодорожных. Сейчас не осталось ни одного, который был бы сооружён раньше первой четверти XIX века.

Большинство из них строилось или перестраивалось уже во второй половине XIX столетия. Наибольшим своеобразием отличается уже упоминавшийся Тауэрский мост с его как бы крепостными башнями и цепями. Ниже его, по течению Темзы, мостов нет, но несколько проложенных под руслом реки туннелей соединяет её берега.

Первым мостом в истории города был Лондонский мост, наведённый римлянами. До XII века он оставался деревянным. Затем его заменили каменным. Это был тот самый Старый Лондонский мост, на котором по средневековому обычаю громоздились дома, лавки, защитные башни. Облик его донесли до нас пейзажи первой половины XVIII века и воспоминания путешественников. Между 1756 и 1762 годами по указу парламента с него сняли дома, а в 1831 году окончательно снесли и сам мост, заменив его Новым Лондонским мостом, просуществовавшим до 1968 года. Теперь решено построить на его месте новый, отвечающий требованиям возросшего движения транспорта. Ассигнований, однако, не хватало. И тогда, как сообщили газеты, городские власти решили… продать Лондонский мост, с условием, что он будет установлен в любом месте мира как исторический памятник. Летом 1968 года первая партия камней распиленного на куски Лондонского моста уже была на пути в штат Аризону, где мост станет предметом любопытства туристов. А из остатков гранитных устоев бывшего Лондонского моста предполагается изготовить немало сувениров.

"Старый Лондонский Мост". Картина Сэмюэля Скотта

Вторым, по времени возникновения, был Вестминстерский мост, сооружённый в 1738–1749 годах и с тех пор неоднократно перестраивавшийся. Находящийся также в центре города известный мост Ватерлоо — самый современный. Его официальное открытие состоялось в 1945 году. Созданный по рисунку архитектора Джайлса Гилберта Скотта, он легко узнается по спокойным очертаниям светлых бетонных арок, не без изящества опоясывающих Темзу. До 1930–х годов на его месте находился старый мост Ватерлоо, возведённый в 1811–1817 годах и считавшийся одним из красивейших мостов Европы того времени. Его пришлось заменить из-за начавшихся в нём разрушений.

Набережные появились на Темзе всего лишь около ста лет назад. Самая парадная из них — набережная Виктории, протянув–шаяся почти на два километра по северному берегу реки от Вестминстерского моста до моста Блэкфрайерз в Сити. Её закончили в 1870 году, отвоевав у Темзы значительный кусок берега. Все пространство, занятое набережной, в прежние времена дважды в день покрывалось водой во время приливов. О том, как высоко поднималась вода, могут дать представление «водяные ворота» XVI века, которые вели в бывшую усадьбу архиепископа Йоркского. Сейчас они оказались довольно далеко от береговой линии, на территории сада, расположенного вдоль набережной, вообще самой озеленённой из набережных Лондона. Выходящие на неё здания в своём большинстве относятся к концу XIX — XX веку и обращают на себя внимание в основном своими размерами. Прежде всего это относится к главной резиденции англо–голландской нефтяной компании Шелл–Мекс. Тринадцатиэтажный грузный куб, увенчанный часовой башней, занимает одно из наиболее выигрышных мест на набережной у поворота реки близ моста Ватерлоо. Поблизости от моста расположено и одно из самых старых зданий набережной — Сомерсет–хауз. Выстроенное в 1776— 1786 годах архитектором Чеймберсом, оно ныне вмещает различные правительственные учреждения. Его парадный классический фасад имеет протяжённость более двухсот метров. Все здание поднято на высокую террасу, к которой прежде, до постройки набережной, вплотную подходила река.

«Игла Клеопатры» на набережной Виктории

Неотъемлемой принадлежностью набережной Виктории в представлении лондонцев являются её старинные железные фонари, обвитые у основания фигурами дельфинов, и скамейки, опорой которым служат кованого железа верблюды и сфинксы. Прочно вписались в лондонский пейзаж и несколько памятников, расположенных на набережной. Один из них — стоящий на вечной стоянке против Сомерсет–хауза корабль «Дискавери», на котором капитан Роберт Скотт отправился в 1912 году в путешествие к Южному полюсу, закончившееся гибелью исследователя.

У моста Ватерлоо высится египетский обелиск из красного гранита, известный под названием «Игла Клеопатры». Это один из двух обелисков, созданных в 1500 году до н. э. и стоявших перед храмом в Гелиополисе. В 1820 году его подарил англичанам султан Мохаммед Али. Судно, на котором его транспортировали, затонуло во время шторма в бискайском заливе, и в Лондон обелиск был доставлен только в 1877 году, после того как его извлекли со дна морского. Камень сильно выветрился и почернел — годы, море, а затем и лондонский климат сделали своё дело.

От обелиска, стоящего в излучине реки, открывается великолепная панорама всей набережной. С восток л её замыкает купол собора св. Павла. Напротив, по другую сторону Темзы, отделённый от реки узкой полосой зелени — концерн чый зал Фестиваль-холл и здание Совета Лондонского графства. У начала набережной устремились вверх башни здания парламента, а чуть ближе, у самого Вестминстерского моста, поднятые на высокий пьедестал взметнулись бронзовые кони, впряжённые в колесницу Бодичеи. Полный стремительного движения, этот памятник, созданный в 1850–х годах Томасом Торникрофтом, открыт в 1902 году. Он воскрешает в памяти события далёкого прошлого Лондона, когда в I веке н. э. местные племена во главе с Бодичеей восстали против римского владычества и захватили город.

Одет гранитом и отрезок Темзы напротив парламента, от Вестминстерского моста к югу, до моста Лэмбет. Это — набережная Альберта, завершённая почти одновременно с набережной Виктории и близкая к ней по оформлению, но гораздо более узкая и не такая парадная. Её основную часть занимают выстроенные в те же годы кирпичные корпуса госпиталя св. Томаса, соединённые друг с другом арками. С юга к ним почти вплотную подступает территория Лэмбетского дворца, являющегося уже почти семьсот лет лондонской резиденцией архиепископа Кентерберийского. Сами дворцовые здания относятся в основном к XIX столетию, но несколько помещений сохранилось от средних веков, в том числе и почерневшая кирпичная надвратная башня с отделкой из белого камня на углах, возведённая в конце XV века.

Полоса зелени перед Фестиваль–холлом и набережная Альберта представляют собой наиболее благоустроенные подступы к Темзе на её южном берегу. Впрочем, обойма небоскрёбов, растущих в последние годы на этом же берегу Темзы, южнее Лэмбетского дворца, очевидно, внесёт существенные коррективы в панораму южного берега реки.

Памятник Бодичее на набережной Виктории

Помимо названных набережных, заслуживают внимание ещё две: Милбэнк — короткий участок на левом берегу реки, между мостами Лэмбет и Воксхол, примечательный в основном тем, что на нём находятся Галерея Тейт, эффектный небоскрёб компании Виккерс и зелёная набережная Челси. Главное место здесь занимает здание инвалидного дома для пенсионеров Королевской армии, так называемый Челси–госпиталь, сооружённый Кристофером Реном в 1682–1692 годах. Он стоит несколько поодаль от набережной. Огромный, зелёный двор, образованный его корпусами, открыт в сторону Темзы. План Челси–госпиталя отличается рациональностью и ясностью, наружное оформление — подчёркнутой простотой и сдержанностью, соответственно назначению здания. Основным украшением этого невысокого кирпичного сооружения, с фасадом очень большой протяжённости, являются спокойные портики из белого портлендского камня. Один размещён в центре главного трёхэтажного корпуса, другие в каждом из двухэтажных боковых флигелей. Обращённый к Темзе главный фасад украшен к тому же стройной колоннадой на уровне первого этажа и небольшой башенкой–фонарём из белого камня.

Камнем облицованы и углы здания. Чувство меры и строгий вкус одного из виднейших архитекторов Англии проявились здесь наилучшим образом.

Продолжение набережной Челси носит название Чейн–уок. Здесь преобладают жилые дома. Некоторые из них, как обычно, двухэтажные, кирпичные, были выстроены по берегу реки ещё в конце XVIII века, когда небольшое селение Челси только начинало своё превращение в один из районов Лондона. Другие здания— тоже из красного кирпича, но с большим количеством этажей, относятся уже к постройкам богатой «викторианской» Англии. Тут же поблизости, на набережной Челси, расположен и известный в Лондоне Суон–хауз, выстроенный в 1875 году архитектором Норманом Шоу и послуживший примером для многих жилых домов Лондона конца XIX — начала XX века. За последнее столетие район Челси изменился не очень сильно. Его тихие улицы с аккуратными палисадниками перед домами, с красивыми и очень разнообразными кованого железа решётками у входов в дома позволяют ещё представить себе Лондон таким, каким видели его английские писатели и художники XIX века, любившие здесь селиться. Дома на Чейн–уок связаны с памятью выдающегося английского пейзажиста Тернера, поэта и художника Данте Габриэля Россетти и многих других, но более всего — с именем замечательного живописца Джеймса Уистлера. Его полные настроения пейзажи, которые он называл ноктюрнами, запечатлели красоту ночной и вечерней Темзы, с её сонной гладью воды и бесшумно скользящими по ней барками, причудливым в сумерках силуэтом старого моста Баттерси, россыпью далёких огней вечернего Лондона.

Вплоть до середины XVIII века Темза оставалась самой удобной из лондонских «дорог». И пользовались тогда рекой как средством сообщения во много крат больше, чем теперь. Подсчитано, что во времена Шекспира на расстоянии от Виндзора до устья Темзы около сорока тысяч лодочников занималось перевозками по реке. Именно Темза прежде всего связывала друг с другом старейшие кварталы города, и вполне естественно, что на её берегах возникало немало ценных архитектурных памятников. К тем, что уже упоминались, надо добавить два замечательных архитектурных ансамбля. Один из них находится в низовье Темзы — это ансамбль Гринвичского госпиталя, связанный прежде всего с именами Иниго Джонса и Рена, другой — дворец Хэмптон–корт, расположенный вверх по реке, так близко от границы нынешнего Лондона, что нельзя не упомянуть о нём, тем более что он является одним из ценнейших и лучше всего сохранившихся памятников английской дворцовой архитектуры.

Строительство Хэмптон–корта в основном относится к двум периодам. Начало дворцу было положено в первой четверти XVI века, более поздняя часть была возведена Реном в 1689— 1694 годах.

Первым владельцем Хэмптон–корта был кардинал Уолси, архиепископ Йоркский. Однако ему недолго пришлось наслаждаться выстроенным на берегу Темзы загородным домом, не уступавшим по своей роскоши королевским резиденциям. После его опалы в 1529 году Хэмптон–корт стал собственностью Генриха VIII, который тотчас начал расширять его, превратив в дворец, ещё более богатый и величественный, чем Сент–Джеймсский или Уайтхолл. Двор пребывал в Хэмптон–корте вплоть до 1760 года.

Хэмптон–корт. Общий вид

Хэмптон–корт. Кирпичные трубы

В начале XVI века главный путь к Хэмптон–корту лежал по реке. И нынче до него можно добраться катером, начав увлекательное путешествие по Темзе от самого Вестминстерского причала. Однако в наши дни предпочтение отдают более скорым сухопутным средствам передвижения.

Знакомство с Хэмптон–кортом, окружённым парками и садами, обычно начинается с большого зелёного двора, позволяющего ещё издали увидеть дворец и сразу же почувствовать его своеобразную живописность. Он не совсем ещё расстался с крепостным обликом. Западный фасад ощетинился зубцами стен и надвратных башен. Одни из них — широкие, восьмигранные, типичные для английской архитектуры времени Тюдоров, очень похожие на башни Сент–Джеймсского дворца, другие — стройные, узкие, с шлемами наверший. Ещё более причудливым делают силуэт здания целые «соцветия» каменных труб, тянущихся к небу. Если присмотреться, можно увидеть, что каждая из труб представляет собой виртуозную композицию из кирпича, положенного то ребром, то на торец, то выступающего под углом. Ни одна из них не похожа на соседнюю. Вообще в Хэмптон–корте можно найти немало примеров на редкость живописной английской кирпичной кладки XVI века. Необычен сам формат кирпичей — до 28 сантиметров длины при ширине почти в 23 сантиметра, а высоте — не более 5 сантиметров. В XVII столетии такой кирпич в Англии уже не встречается. Хэмптон–корт весь сложен из красного кирпича, но карнизы и контуры зубцов обведены белым камнем. В белом камне выполнены также навершия башен и ажурный переплёт окна–эркера над воротами западного фасада — кружево, одетое на латы… В стену каждой восьмигранной башни вставлено по терракотовому медальону с рельефными изображениями голов древнеримских императоров. Аналогичные медальоны работы итальянского мастера Джованни да Майяно можно увидеть и в стенах башен в глубине дворца. Это одни из первых вестников искусства Итальянского Возрождения на английской почве.

К воротам дворца ведёт каменный мост XVI века, переброшенный через ров и украшенный белокаменными фигурами геральдических зверей, полных высокомерия, держащих щиты с гербами королевского дома. Восстановленные в начале XX столетия, они несомненно принадлежат к числу интересных украшений дворца.

Хэмптон–корт. Задний фасад

Хэмптон–корт. Часовой двор

Хэмптон–корт. Геральдический «бык Тюдоров» на мосту

Если посмотреть на Хэмптон–корт с птичьего полёта, то за его западным фасадом обнаружится чуть ли не целый маленький город. Кирпичные здания, зубчатые стены которых ещё усилены башнями, расположены по сторонам нескольких дворов, следующих друг за другом. Первый, так называемый Нижний двор с наибольшей полнотой сохранил тот облик, какой он получил ещё при Уолси. Асимметрично расположенные окна на фасадах, низкие двери под приплюснутыми «тюдоровскими» арками ведут в комнаты, где жила многочисленная свита кардинала. Второй двор — Часовой. Астрономические часы, находящиеся в его надвратной башне, исполнены в 1540 году и показывают время, месяц, число, количество дней от начала года, фазы луны и время подъёма воды у Лондонского моста. Главной постройкой в этом дворе является холл, выстроенный для Генриха VIII и являвшийся самым парадным помещением его дворца. Как обычно, в художественном отношении наиболее интересен интерьер, и прежде всего — традиционные для холлов сложные деревянные перекрытия. По своей конструкции холл Хэмптон–корта близок уже упоминавшимся холлам Вестминстерского дворца и Миддл-Темпла. Все три относятся к лучшим образцам построек такого рода в Англии. Но, в отличие от двух других, перекрытия холла в Хэмптон–корте, возведённые уже в 1531–1536 годах, то есть почти на сто пятьдесят лет позднее вестминстерских, украшены резьбой, в которой ясно выражены орнаментальные мотивы эпохи Возрождения. В конце зала находится возвышение для королевского стола. Эта часть помещения, как было принято в английских холлах XVI века, имеет большое выступающее окно–эркер, разделённое переплётом на множество мелких частей.

В Хэмптон–корте хорошо сохранился и весь комплекс подсобных дворцовых помещений XVI века. Непосредственно под холлом находится огромный пивной погреб, рядом с ним — винный. Его звездчатые готические своды заслуживают того, чтобы ими полюбоваться. Поблизости расположены и дворцовые кухни с вертелами, печами и жаровнями таких размеров, что они наверняка пришлись бы по вкусу самим Гаргантюа и Пантагрюэлю. Многочисленные хозяйственные постройки, соединённые небольшими двориками и переходами, теснятся с северной стороны дворца на полосе земли, тянущейся вдоль его парадных дворов. Эти здания с острыми коньками крыш и высокими каменными трубами отличаются своеобразной живописностью, образуя при этом разительный контраст с суровой и величественной архитектурой дворца.

Хэмптон–корт. Вид с юго–востока

Хэмптон–корт. Фонтанный дворик

Приземистый переход ведёт из Часового двора в последний из парадных дворов — Фонтанный. Здесь как бы попадаешь уже в другую эпоху. Небольшой, квадратный, покрытый травой дворик обнесён лоджиями, над которыми ритмично, в ряд, расположены высокие окна, увенчанные фронтонами. Круглые окна в верхнем этаже обрамлены пышными резными каменными венками. Вся композиция увенчана балюстрадой. В облике Фонтанного дворика нет ничего, что напоминало бы о замках и крепостях. Его архитектура носит абсолютно светский характер, тогда как пропорции зданий отличаются спокойной уравновешенностью и гармоничностью. Единственно, что связывает этот дворик с предыдущими, — это использование тех же строительных материалов — красного кирпича и, для отделки, белого камня, да ещё то, что все помещения расположены вокруг замкнутого пространства двора. Это та часть Хэмптон–корта, которая была перестроена Реном, когда в конце XVII века тюдоровский дворец уже стал казаться старомодным, не отвечавшим новым представлениям о комфорте и нормах придворной жизни. Один из проектов, к счастью, неосуществлённый, предусматривал снесение вообще всех старых зданий Хэмптон–корта, за исключением холла. В конечном счёте, перестройке подверглась, однако, только восточная часть тюдоровского дворца.

Окна жилых комнат и парадных залов дворца выходят в Фонтанный дворик и в парк, разбитый перед южным и восточным фасадами. Парадные апартаменты образуют две длинные анфилады, каждая из которых начинается пышной лестницей. В интерьерах широко используется лепнина, резьба по дереву; росписи потолков полны аллегорических фигур, изображений античных богов и героев. Особенно большое впечатление оставляют резные карнизы и панели, исполненные одним из самых талантливых английских скульпторов конца XVII века, Гринлингом Гиббонсом.

Почти два столетия отделяют друг от друга старую и новую часть Хэмптон–корта. За это время — с XVI по XVIII век — принципы светской, ренессансной культуры, ростки которой только начали пробиваться в английской архитектуре и искусстве начала XVI века, уже в полную меру воплотились в творчестве Иниго Джонса и получили дальнейшее развитие и своеобразное преломление в классицизме Рена.

Хэмптон-корт. Восточный фасад

Гринлинг Гиббонс. Резьба по дереву в залах Хэмптон–корта. Деталь

Та часть Хэмптон–корта, которая была выстроена в конце XVII столетия, представляет собой один из наиболее значительных памятников раннего английского классицизма. Вместе со старой половиной дворца она образует один из ценнейших культурно-бытовых и архитектурно–художественных ансамблей Англии. Большой интерес представляют и коллекции произведений искусства, хранящиеся в Хэмптон–корте. Его главное сокровище — картоны Мантеньи на сюжет «Триумф Цезаря», исполненные в 1485— 1494 годах.

С названием Гринвич в наши дни, пожалуй, прежде всего ассоциируется представление о Гринвичской обсерватории и меридиане, ставшем особенно известным после того, как в 1883 году на Международном геодезическом и географическом конгрессе именно от Гринвичского меридиана условились отсчитывать географическую долготу. Гораздо меньше известно о находящемся в Гринвиче выдающемся архитектурном ансамбле, с которым связана до некоторой степени и судьба обсерватории.

Жан Тижу. Кованая решётка в саду Хэмптон-корта

Нынче Гринвич входит в черту Большого Лондона. В течение четырёх веков он существовал как самостоятельный городок. История его восходит к XVI столетию, к периоду оживления на Темзе, восточнее Лондона, ко времени развития кораблестроения и возникновения первых доков. В самом Гринвиче, однако, доков и верфей не было. Расположенный в живописной, холмистой местности, этот городок в начальный период своей истории считался фешенебельной загородной резиденцией английской знати, селившейся вокруг Гринвичского дворца и примыкавших к нему парков.

Когда дворец обветшал, на его месте в 1616 году было заложено новое дворцовое здание, вошедшее в историю английской архитектуры как Куинз–хауз или Вилла королевы. Её строил Иниго Джонс, и это была первая значительная работа архитектора. Вилла королевы, стоящая неподалёку от Темзы, маленькая, компактная, с лоджией по второму этажу южного фасада, обращённого к парку, и нынче украшает собой архитектурный ансамбль, известный теперь под названием Гринвичского госпиталя.

Впрочем, госпиталь начали возводить только в самом конце XVII столетия. Ещё в 1660–е годы в Гринвиче продолжалось дворцовое строительство. Тогда же на территорию парка, только что перепланированного Ле Нотром, из Тауэра была переведена Королевская обсерватория. Старейшее из принадлежащих ей нынче зданий было сооружено в 1675–1676 годах Кристофером Реном.

Гринвичский госпиталь. Вид с Темзы

Ансамбль Гринвичского госпиталя

Однако главная работа Рена в Гринвиче — Морской госпиталь, начатый в 1696 году. С именем Рена связывают проект всего ансамбля и архитектурное решение его основных частей.

После смерти Рена работу продолжил Хоксмур, ученик и постоянный ассистент Рена в Гринвиче, который и придал всему ансамблю его современный облик.

Наиболее величественный вид на Гринвичский госпиталь открывается со стороны Темзы. Ещё издали видишь колоннады двух зданий с элегантными куполами, как корабли, выплывающие навстречу друг другу. Пространство между ними замыкает стоящая вдали Вилла королевы.

Вступив на берег, обнаруживаешь, что композиция всего ансамбля гораздо сложнее, чем казалось сначала. У самой Темзы, на террасе почти трехсотметровой длины стоят два корпуса, повёрнутые к реке своими торцовыми фасадами, оформленными классическим ордером. Здания были закончены в первой трети XVIII века, хотя основная часть того из них, что справа, была возведена ещё в 1660–х годах. Продвигаясь вглубь от берега реки по широкой эспланаде, лежащей между этими корпусами, видишь две сплошные стены колонн, украшающих величественные здания под куполами. Здания стоят друг против друга, в ряд с предыдущими постройками, но на более высокой, чем первая, террасе. Это капелла и холл, созданные Реном в 1679–1689 и 1698–1705 годах. За фасадами этих зданий скрыты другие корпуса госпиталя. Колоннады огибают их углы и уводят взгляд далеко в глубь лежащего между ними пространства. Меньшее по ширине, чем между первыми двумя корпусами, оно кажется ещё более узким из-за того, что купола сдвинуты к внутренним краям обеих построек. И когда, увлекаемый строгим ритмом могучих дорических колоннад, проходишь и эту вторую террасу, взору внезапно открывается широкая зелёная поляна. В глубине её стоит совсем маленькая Вилла королевы — высоко ценимое в Англии творение Иниго Джонса, считающееся первым в стране классическим зданием. Фланкирующие её постройки относятся уже к XIX веку.

Разные мнения существуют по поводу того, насколько удалась Рену общая композиция ансамбля. Упрекали его в том, что открывающаяся с Темзы перспектива ведёт «в никуда», так как завершается слишком малым по размеру памятником, и в том, что слишком часто стоят колонны, окружающие барабаны куполов. Но как бы то ни было, Гринвичский госпиталь остаётся единственным сохранившимся в самом Лондоне классическим архитектурным ансамблем, обладающим и единством замысла, и должной монументальностью.

Часть зданий Гринвичского госпиталя отведена нынче для экспозиций Национального морского музея. Своеобразным музеем является и стоящий у гринвичских причалов «Катти Сарк», последний из деревянных чайных клиперов XIX века.

Замечательные архитектурные ансамбли Хэмптон–корта и Гринвичского госпиталя, Вестминстерский дворец, госпиталь Челси и многие другие здания достойно украшают Темзу, эту важнейшую реку Англии. Однако все же наибольшую славу ей принесли всемирно известные лондонские доки и порт, расположенные в восточной части города. Всей историей своего развития и каждым нынешним днём напряжённой жизни они связаны с огромным районом Лондона, Ист–эндом.

Материалы: http://www.e-reading.club/chapter.php/1036251/7/Voronihina_-_London.html

3 ≫

Начало путешествия: Польша, Германия, Бельгия — описано здесь.

Утром (5-й день. 1 мая — среда) мы покидали континент, чтобы наконец-то достичь нашей цели — Великобритании! Мы переехали в Кале (55 км), благополучно прошли погранично-таможенные формальности, и наш автобус въехал на паром «Pride of Burgundy», так как пересекать Ла-Манш мы должны были на пароме, который представлял собой огромный многопалубный корабль, куда грузились легковые машины, автобусы и огромные грузовики. Погода стояла замечательная, мы осмотрели внутри все, что было можно, а потом стояли на верхней палубе и с удовольствием глядели на порт, суда и морские просторы. Через какое-то время открыли магазин Duty free, и мы отправились туда. Я купила английский чай, конфеты и сувениры, кто-то покупал виски, парфюмерию или переходники для английских розеток (а я купила в Москве на рынке в Царицыно).

Путь на пароме длился полтора часа, и вскоре показались белые берега Дувра. Когда римляне прибыли к этим берегам, их встретили белые меловые скалы в тумане. Отсюда и родилось название Британии «Туманный Альбион» (Альбос — по латыни белый).

Нам опять предстояли погранично-таможенные формальности, к счастью, недолгие и благополучные для нас. Автобус перестроился в левый ряд, и мы поехали по графству Кент. Погода была солнечной, кругом зелень и желтые кусты дрока вдоль дороги, местность неровная, пасутся овцы. Проезжаем мимо населенных пунктов с двухэтажными домами за зеленой изгородью. Дома, в основном, темные, из коричневого кирпича, некоторые покрыты крышей из соломы. Такую крышу изменять уже нельзя, только обновлять лет через 20. В середине прошлого века запретили печное отопление, и теперь по наличию или отсутствию трубы можно судить о возрасте дома. Туманов тоже нет, это был дым, смог. Для любителей каминов продается специальное бездымное топливо.

Великобритания считается родиной современной парламентской демократии. Форма правления — парламентская монархия. Нет Конституции, а есть Хартия Вольностей. Государство состоит из четырёх «исторических провинций»: Англия, Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия. Столица — город Лондон, один из крупнейших городов Европы и важнейший мировой финансово-экономический центр. Гид много и интересно рассказывала об истории страны, мы смотрели фильмы о королях и королевах, но к сожалению, все это быстро забывается. Да и главное в поездке — впечатления, а они — восторженные:-).

Проехав 125 км, мы приехали в Гринвич (в переводе — зеленая деревушка), который является районом Большого Лондона, находится на Темзе и знаменит своим нулевым меридианом. Обсерваторию здесь учредил Карл II в. 1675 году, предыдущая была в Тауэре, а там мешали вороны. Через огромный цветущий парк мы пришли к Гринвической обсерватории. Нулевой меридиан был здесь установлен и принят во второй половине 19 века. Это металлическая лента, протянутая через двор, сейчас еще и лазер светит. Конечно же, каждый пожелал сфотографироваться, стоя одной ногой в западном, а другой в восточном полушариях Земли, ну, а желающие за 1 фунт получили сертификат. А еще в 1833 году королевский астроном Джон Понд установил над обсерваторией красный «шар времени», чтобы помочь людям выставлять свои часы точно по Гринвичу. Этот шар до сих пор продолжает резко опускаться каждый день ровно в 13:00 — это мы видели. И солнечные часы тоже есть. Сейчас в обсерватории лаборатория мер и весов, музей навигационных приборов.

Обсерватория находится на холме, а на горизонте совсем недалеко виден сам Лондон с его узнаваемыми небоскребами. По живописной дороге мы спустились в Гринвич, ну и Ура! вблизи увидели и красные двухэтажные атобусы, и знаменитые красные телефонные будки.

Мы прошли до Темзы. Кстати, эта река сейчас считается самой чистой городской рекой, здесь водится даже форель. На берегу на постаменте стоит знаменитый чайный клиппер, а сейчас музей, «Катти Сарк». В переводе с шотландского «Cutty Sark» — «Короткая рубашка». Будущий владелец клипера, Джон Уиллис, зайдя в одну из картинных галерей, увидел картину, изображающую молодую ведьму в короткой ночной рубашке, летящую над болотами на шабаш. Возможно, отсюда пошло название этого парусника. В короткое свободное время мы с Олесей обошли корабль, прошлись еще немного по улице Гринвича, даже успели зайти в морской музей.

К определенному времени мы собрались у причала, чтобы на корабле проплыть по Темзе и въехать в Лондон, в его центральную часть. История Лондона началась почти 2000 лет назад. В 43 году римские завоеватели создали на реке Темзе поселение, где возник затем город, названный Лондиниум. Речная прогулка доставила огромное удовольствие. Интересно было смотреть на берега, где находились здания причудливой формы — жилые дома с весьма дорогими квартирами. И вот наконец показался Тауэрский мост! Это разводной мост в центре Лондона, недалеко от Таэура. Я думала, что он очень-очень старый, а он был открыт в 1894 году. Он просто восхитительный! А с вечерней подсветкой просто сказочный!

Дальше мы проплыли мимо самой крепости Тауэр, вдали возвышались небоскребы с узнаваемым «Огурцом», колесо обозрения London Eye и здание Парламента со знаменитой башней Биг-Бен. Офигеть, я — в Лондоне!

Мы причалили, вышли с кораблика, и увидев красную телефонную будку, по очереди побежали фотографироваться. Затем появился наш автобус, и мы поехали на экскурсию. Город понравился сразу и безоговорочно! Он светлый, чистый, очень много парков и зелени, ну, а множество красных двухэтажных автобусов делают его нарядным. Парки и музеи бесплатны для посещения.

Сначала мы остановились у Королевского Альберт-Холла — это большое здание овальной формы из красного кирпича. Первоначально здесь должен был быть Зал искусств и наук. Королева Виктория дала такое название этому зданию в честь своего мужа Альберта. Здесь устраиваются концерты классической музыки, рок-концерты, а также конференции, благотворительные акции, званые обеды и даже боксерские бои. Необычайной для королевской семьи была жизнь королевы Виктории и принца Альберта, проживших в счастье и огромной любви. И Мемориал Принца Альберта, расположенный напротив театра Альберт-Холла, выражает такую же преданную любовь по безвременно ушедшему супругу, как и Тадж-Махал в Индии.

Затем мы остановились у Букингемского дворца, это официальная лондонская резиденция британских монархов (в настоящее время — королевы Елизаветы II). Видимо, королева была во дворце, так как над крышей был флаг. Красивые ворота были закрыты, сквозь чугунные прутья были видны гвардейцы в красных мундирах. Напротив дворца на ярко украшенной цветами площади возвышается позолоченный памятник королеве Виктории. За площадью находится Грин-парк с озером, красивыми деревьями и отдыхающими на траве людьми, и улица со столбами, увенчанными коронами.

Затем мы поехали на Трафальгарскую площадь. Она находится в географическом центре Лондона и является местом пересечения основных улиц Вестминстера. Отсюда идет отсчет километража всех дорог Великобритании, так называемый «нулевой километр». Здесь находится Национальная картинная галерея, на ступенях которой сидело множество людей и проходили какие-то спортивные танцы, короче, очень многолюдное «тусовочное» место. Напротив — огромная колонна Нельсона в память о погибшем в Трафальгарской битве адмирале Нельсоне. Памятник оформлен бронзой, которую отлили из трофейных французских пушек. По бокам от колонны огромные статуи львов. А вокруг площади — нескончаемый поток машин и автобусов.

Подошло время ехать в гостиницу «Travelodge», в которой мы должны были ночевать 3 ночи. Она находилась довольно далеко от центра, в районе Farringdon, но тем не менее, мы с Олесей в последующие вечера добирались туда пешком где-то около часа. Разместившись, перекусив и приведя себя в порядок, мы отправились еще на одну экскурсию, по вечернему Лондону, то есть программа тура была очень насыщенной, но ведь хотелось увидеть как можно больше. Мы вернулись на Трафальгарскую площадь, останавливались напротив Парламента, Колеса обозрения, Тауэрского моста. Подсвеченные, они выглядели волшебно.

Первым пунктом нашей сегодняшней программы значился Собор Святого Павла. Нынешний собор является уже пятым по счету, предыдущие были так или иначе разрушены, но все они находились на одном и том же месте. Архитектору Кристоферу Рену было чуть больше 30, когда он начал проектировать этот собор, а когда строительство было завершено (1811), ему уже шел восьмидесятый год. Собор строился как протестантский храм, и при его строительстве преследовалась самая главная цель — противостояние самому большому католическому храму — Собору Святого Петра в Риме. По своим размерам он немного меньше (высота собора с крестом 120 м) римского Собора Святого Петра. Строительство было закончено в период правления королевы Анны, в связи с чем ее скульптура украшает небольшую площадь перед входом в собор. Собор знаменит еще и тем, что именно здесь в 1981 году венчались принц Чарльз и принцесса Диана.

Собор огромный и красивый, но наверное, его основной достопримечательностью является огромный купол. У основания внутреннего купола находится так называемая «галерея шепота», мы пошептали, находясь далеко друг от друга, но к сожалению, ничего не услышали, людей было достаточно много. Зато очень здорово было осмотреть Лондон, выйдя из купола на открытую галерею. Но мы не остановились на достигнутом и по узкой, крутой, винтовой лестнице поднялись еще выше, на каменную галерею, откуда вид был еще лучше. Находясь там, в наушники услышали, что основная группа нас потеряла, мы как можно быстрее устремились вниз, но и спуск занял продолжительное время, так что группу мы нашли уже внизу, у мест захоронений (адмирал Нельсон, герцог Веллингтон — герой битвы при Ватерлоо). Я тут посчитала и ахнула: получается, что мы поднялись пешком на 30–40 этаж! Опыт подобного «восхождения» был у меня в Праге, когда мы поднялись на башню собора Святого Вита.

Выйдя из собора, мы отправились на пешеходную экскурсию по самому старому району Лондона Сити. Это историческое ядро Лондона. В силу традиционной независимости округ Сити пользуется правом самоуправления и имеет собственную полицию. Управление территорией осуществляет выборный лорд-мэр. Даже монарх может въехать на территорию Сити только с разрешения лорд-мэра. Сити наряду с Нью-Йорком считается мировым финансовым центром. Границы Сити отмечают чёрные столбики с его эмблемой, а при въезде с больших улиц — статуя дракона. Для архитектурного облика Сити характерны резкие контрасты памятников старины с ультрасовременными зданиями, такими, как небоскреб Мэри Экс («огурец»). Это смешение архитектурных стилей, как ни странно, не раздражало, наоборот, было интересно оценивать красоту и необычность фасадов.

Погуляв по Сити, мы отправились в Тауэр. Пока решались организационные вопросы, я купила, по совету гида Ирины, «Fish&Chips» (рыба с картофелем-фри) — вкуснятина необыкновенная, рыба — треска, но свежая и вкусно приготовленная. И еще мы с Олесей успели пройти по всему Тауэрскому мосту.

Тауэр, крепость, стоящая на северном берегу Темзы, — исторический центр Лондона и одно из старейших сооружений Англии, «за свою историю Лондонский Тауэр был крепостью, дворцом, хранилищем королевских драгоценностей, арсеналом, монетным двором, тюрьмой, обсерваторией, зоопарком, местом привлекающим туристов». При входе служители Тауэра, их называют еще бифидерами, одетые в специальные мундиры, всех проверяют, ведь в настоящее время основные здания Тауэра — музей и оружейная палата, где уже в течение трехсот лет хранятся сокровища британской короны. Во время коронационных торжеств их под особой охраной вывозят в Вестминстер, с тем чтобы по окончании церемонии немедленно возвратить обратно. К сожалению, фотографировать там было нельзя, но драгоценные камни действительно очень большие и красивые. А рядом с этим великолепием золота и драгоценных камней лежит довольно большой простой камень из гранита или песчанника, его называют «камнем судьбы», и он считается одной из важнейших исторических реликвий королевства. Считается, что это тот самый Камень Завета (называемый также «подушкой Иакова»), который Иаков положил себе в изголовье и увидел во сне спускающуюся с неба лестницу. После покорения Шотландии этот камень, символизирующий её независимость, был привезён в Англию. В интернете я прочитала, что этот камень вделан в трон и находится в Вестминстерском Аббатстве. Так что не знаю, что правильно. А еще в крепости есть специальные служители — смотрители черных воронов. Существует поверье, что «уйдут вороны — закончится королевство», поэтому в целях предосторожности им подрезают крылья. И еще гид нам показала, что при входе в крепость есть даже «братская могила» воронов.

После Тауэра у нас было немного свободного времени, и мы с Олесей пошли к зданию Парламента. По пути нам попались два гвардейца верхом на лошадях, которые стояли в нишах ограды. Конечно, сфотографировались рядом с ними. Красиво, только «удобрений» было много:-). Далее за чугунной решеткой на Даунинг-стрит (Downing Street) резиденция премьер-министра.

Ну и вот наконец во всем великолепии золотистое здание Парламента. Правильнее: это Вестминстерский дворец, бывшая королевская резиденция, где заседает парламент. Нынешнее здание в стиле неоготики построено на берегу Темзы в середине XIX века на месте сгоревшего в 1834 году старого здания. У здания Парламента стоит памятник одному из самых легендарных королей — Ричарду Львиное сердце. В здании Парламента три главных башни: самая высокая — башня Виктории, центральная башня и башня Елизаветы, всемирно известная, как Биг Бен, на которую могут подняться только подданные Ее Величества, имеющие британский паспорт. Башню называют Биг Бен, хотя это название собственно относится к 13-тонному колоколу и происходит от имени дородного Сэра Бенджамина Холла, известного в парламенте, как Большой Бен. На сессии парламента, посвященной выбору названия колокола, он произнес такую длинную речь, что в зале послышались смешки, а не назвать ли колокол Биг Беном и положить дебатам конец. Большой колокол Биг Бена отбивает часы, а четыре малых колокола — каждые четверть часа.

Мы обошли здание с трех сторон, одна сторона выходит на Темзу. Очень красиво! Справа небольшой парк с цветущими деревьями. Напротив — собственно Вестминстерское Аббатство. По мосту мы перешли на другой берег и любовались Парламентом. Но сфотографировать оттуда не получилось, так как мешало яркое солнце.

Вдоволь налюбовавшись окружающими нас видами, мы вернулись на Трафальгарскую площадь, где встретившись с группой, пошли на традиционное английское чаепитие »five o'clock». Вообще, наша группа оказалась очень дружной и посещала практически все дополнительные экскурсии. В кафе нам предложили чай, кекс, масло, напоминающее деревенские сливки, и джем. Подкрепившись таким образом, мы отправились на колесо обозрения »London Eye». Это одно из самых высоких колес обозрения в мире (высота 135 м), оно имеет 32 закрытые и кондиционируемые кабинки-капсулы для пассажиров, сделанные в форме яйца, в каждую капсулу помещается 25 человек, оборот длится примерно полчаса. Отстояв в очереди, мы зашли в кабинку и плавно двинулись вверх над кромкой Темзы. В середине капсулы есть диванчик, но мы предпочитали ходить, глядя на город под нами. Конечно, красиво и радостно. После выхода посетителей из капсулы, внутрь успевают зайти охранники и проверить ее, потом впускают следующую группу.

Наступил вечер, после Лондонского Глаза мы вернулись на Трафальгарскую площадь. Гид показала нам торговые улицы, мы пошли по Оксфорд-стрит, чтобы купить сувениры и подарки. На площади Пикадилли толпился народ, ожидали приезда какой-то знаменитости. Магазинчиков было много, так что выбор незамысловатых подарков не составил труда. Ну, а когда уже стемнело, мы по карте пешком вернулись в гостиницу, как пела Вайкуле: «По улице Пикадилли я шла, ускоpяя шаг. Когда меня вы любили, я делала всё не так». Наш гид Ирина сказала, что этот город безопасный, везде стоят камеры наблюдения, люди готовы помочь, но на безлюдных окраинах все же было как-то неуютно.

Этот день тоже был насыщенным и интересным, как впрочем и все остальные дни путешествия. Да и погода радовала: тепло и солнечно, хотя почти везде было ветрено. Я ехала и думала, что в Англии будут сплошные дожди, но с погодой просто сказочно повезло. Еще интересная деталь: мы предпочитали теплую одежду, а англичане, даже дети, были одеты очень легко. Нам рассказали, что отопление в доме англичане включают утром, когда собираются на работу, и вечером, когда семья в сборе. На ночь отключают, считая, что под одеялом и так тепло. В общем, очень закаленные люди!

Итак, третий и, к сожалению, последний день в сказочном Лондоне. С утра — экскурсия в Вестминстерское Аббатство. Пока решались организационные вопросы (группа делилась пополам), мы успели, полюбовавшись Парламентом, сходить в расположенный рядом парк Сент Джеймс, древнейший из королевских парков. Просторно, чисто, зелено. А какие красивые клумбы с яркими цветами! Мы прошли вдоль озера с утками, гусями и пеликанами. Потом увидели белок, они более серые, чем наши. У меня с собой были орешки, поэтому белки уделили нам достаточное внимание, даже залезая на брюки и кушая из рук, чем привели нас в восторг. Нафотографировавшись, мы пошли к месту сбора группы.

Вестминстерское Аббатство уже много столетий играет одну из важнейших ролей в жизни английского королевства. Ведь именно здесь всегда короновали монархов: в стенах аббатства они обретали королевскую власть, а когда их земная жизнь кончалась, то в этих же стенах они успокаивались навеки. Удивительно, но Елизавета I и Мария Стюарт похоронены в одной гробнице, хотя при жизни они были непримиримыми и яростными соперницами. Здесь похоронена и принцесса Диана.

Главный храм Вестминстерского аббатства называют церковью Святого Петра. С этим связана одна интересная легенда. Король Эдуард дал обет совершить паломничество в Рим, но не смог этого сделать. Папа позволил ему вместо поездки построить монастырь, и посвятить его апостолу Петру. Церковь была построена, и легенда рассказывает, что сам Святой Петр был на церемонии ее освящения. Святой нанял лодочника и перебрался через Темзу, заплатив за перевоз — он дал перевозчику огромную рыбу.

Основной достопримечательностью аббатства является часовня Эдуарда Исповедника — главное святилище храма, построенное в XIII веке. Она отделена от алтаря резными вратами со щитом короля Эдуарда; перед этими вратами находится деревянный трон, изготовленный для Эдуарда I в. 1300 г. , на котором короновали всех королей и королев Англии. В Вестминстерском аббатстве венчались Королева Елизавета ІІ и Принц Филипп в 1947 году, а 29 апреля 2011 года Уильям и Кейт.

К сожалению, фотосъемка была запрещена (следят), и мы просто ходили и любовались этим сакральным местом. Собор большой, величественный с витиеватым потолком, конечно, он хорош для венчаний и коронаций. Трон поразил своей простотой: темный, деревянный. Зато очень красивые надгробия. Смущало то, что ходишь по плитам, под которыми похоронены люди, в том числе Ньютон, Диккенс.

А дальше нам предстояла еще одна необыкновенная экскурсия: мы ехали в Виндзорский замок, расположенный недалеко от Лондона. Кстати, королева летает туда на вертолете, а для желающих курсирует поезд. Это древнейшая в Европе загородная королевская резиденция. В Англии нет пышных дворцов типа Лувра и Версаля. Только Виндзорский замок в прошлые времена был достоин быть королевским дворцом, хотя внешне он больше походит на крепость. Вильгельм Завоеватель построил здесь деревянную крепость для защиты дороги на Лондон. Крепость стала каменной в период правления Генриха I, а создателем замка в его нынешнем виде является король Эдуард III, который родился здесь. Замок построенный в нормандском стиле, в 1820-е годы был реконструирован по указу короля Георга IV так, чтобы он, будучи средневековой твердыней, воплощал величие и силу английской монархии.

По украшенной флагами улице поднимаемся к дворцу. Над головой в безоблачном небе постоянно идут на посадку самолеты, оказывается, недалеко аэропорт. Как королева терпит этот шум? Замок действительно архитектурно больше похож на огромную крепость. Мы побывали и внутри, в тех помещениях, которые открыты для посещений (фотографировать нельзя). Конечно, великолепно! Ну, а самое большое впечатление произвела смена караула. Гвардейцы — в красных мундирах, в медвежьих шапках, блестящих на солнце, в каких-то толстых черных ботинках и коротковатых брюках. Мне показалось забавным, как они маршируют.

Погуляв по Виндзору, находим свой автобус и возвращаемся в Лондон, где нам предстоит экскурсия в музей мадам Тюссо. Художественная студия мадам Тюссо занимается изготовлением восковых фигур уже более ста пятидесяти лет. На то, чтобы на свет появился очередной шедевр, уходит до четырех месяцев времени, над каждой скульптурой работает команда из двадцати талантливых и высокопрофессиональных скульпторов. Создатели проводят до 500 замеров, настоящие волосинки вставляются по одной, бесчисленные слои краски призваны воссоздать естественный цвет кожного покрова. Именно своим невероятным сходством с оригиналом славятся восковые фигуры мадам Тюссо уже более двух столетий. Просто невероятно: такое впечатление, что эти скульптуры смотрят на тебя, только не моргают. Их очень много: политики, ученые, спортсмены, актеры, певцы. Они стоят в разных местах, можно подойти, потрогать, сфотографироваться. Как живые! Поэтому в комнату ужасов я не пошла: слишком все реально.

Ну и в последний вечер в Лондоне мы снова прошли по знакомым торговым улицам, что-то еще докупив, да и просто погуляв по очень понравившемуся городу. Даже немного поблудили в районе вокзала Кингс-Кросс, недалеко от нашего отеля, где есть платформа 9 ¾, знакомая всем фанатам книг о Гарри Поттере, но мы туда уже не пошли.

Материалы: http://www.tourister.ru/responses/id_19484