1 ≫

Марфо-Мариинская обитель сестер милосердия в Москве старше ста лет. Благотворительное учреждение создано Великой княгиней Елизаветой Федоровной Романовой.

Однако большую часть этого срока обитель не действовала: закрытая большевиками в 20-х годах, она возродилась лишь в начале 90-х. Сейчас сестры и руководство Обители хотели бы реконструировать не только архитектуру, но и социальную деятельность «как при Великой Матушке», насколько это возможно в современных условиях.

Марфо-Мариинская обитель

Покровский собор Марфо-Мариинской обители. Марфо-Мариинскую обитель Елизавета Федоровна основала через 2 года после гибели от рук террористов-эсеров мужа, генерал-губернатора Москвы Великого князя Сергея Александровича Романова, сменив траур на белое одеяние сестры милосердия. На устройство Обители и другие дела милосердия пошла треть от всех средств Великой Княгини. Другая треть была передана в казну, третья — отдана ближайшим родственникам.

Рассказывает кандидат исторических наук, автор книги «Очерки по истории общин сестер милосердия» священник Андрей Постернак:

— В Марфо-Мариинской обители прмц. Елисавета хотела совместить социальное служение и монашеский строгий устав. Для этого ей понадобилось создать новый вид женского церковного служения, нечто среднее между монастырем и сестричеством. Мирские сестричества, которых в России тогда было множество, не нравились Елизавете Федоровне своим светским духом: сестры милосердия часто бывали на балах, вели слишком светский образ жизни, а монашество она понимала исключительно как созерцательное, молитвенное делание, полное отречение от мира (соответственно и от работы в больницах, госпиталях и т.д.). Воспитанная в протестантской традиции, Елизавета Федоровна, знала, что существовавший в древности институт диаконис можно восстановить и укрепить за ним статус социального служения — в Германии как раз в то время была возрождена община диаконис лютеранским пастором Флиднером и к началу XX века его общин в одной только Германии было уже более 80.

Но эта идея не была воспринята русским церковным обществом того времени. Тем более, что древние диаконисы имели в целом другие задачи. Они помогали в храме — при совершении таинства крещения над женщинами, следили за порядком на женской половине. Елизавета Федоровна попыталась приложить старое название к новому виду церковного служения, но Синод отложил принятие решения, а на Соборе 1917-1918 годов чин диаконис восстановлен не был.

Елизавета Федоровна и сама выступала за введения чина с оговорками. Изучив вопрос, она узнала, что в древней Церкви диаконисы были двух категорий: диаконисы по одеянию, принесшие обеты и получившие благословение епископа, и рукоположенные диаконисы (рукоположение обычно происходило по достижении ими 60-летнего возраста и вводило женщин в состав клира). «Я прошу только о первом (разряде), — писала Елизавета Федоровна профессору Санкт-Петербургской Духовной Академии Алексею Афанасьевичу Дмитриевскому. — По правде сказать, я совсем не стою за вторую степень, времена теперь не те, чтобы давать женщинам право участвовать в клире, смирение достигается с трудом и участие женщин в клире может в него внести неустойчивость».

Обеты, которые давали сестры милосердия в обители, были временными (на один год, на три, на шесть и только затем на всю жизнь), так что, хотя сестры и вели монашеский образ жизни, монахинями они не были. Сестры могли покинуть обитель и выйти замуж, но по желанию могли быть и пострижены в мантию, минуя иночество. Для монахинь из числа сестер обители планировалось устроить скит, где они могли бы вести уединенный, молитвенный образ жизни. В таком уставе Елизавете Федоровне удалось соединить два вида служения Христу: деятельное служение Марфы и созерцательное — Марии. В этом была уникальность обители.

В сестры принимались только физически здоровые девицы и вдовы православного вероисповедания не моложе 21 года и не старше 40 лет (социальное служение требовало больших физических усилий). В момент открытия в обители было шесть насельниц. Но в апреле 1910 года епископом Трифоном (Туркестановым) в домовой церкви обители были посвящены по утвержденному Святейшим Синодом чину 17 сестер милосердия, в том числе и великая княгиня, возведенная на следующий день митрополитом Московским Владимиром (Богоявленским) в сан настоятельницы. Форму для сестер разработал художник Михаил Нестеров.

Сестры делились на крестовых — уже посвященных, они носили на груди крест наподобие иерейского, испытуемых и учениц (девочек из приюта, желавших стать сестрами). Так было и в других сестричествах в России того времени.

Главным делом сестер было посещение бедняков «на местах». Все без исключения сестры, вместе с настоятельницей, регулярно обходили ночлежные дома знаменитого Хитрова рынка, делая перевязки больным, препровождая детей в приюты, находя места безработным. В годы расцвета (1914-1917) в Обители трудились более 150 сестер милосердия.

Была ли сама Елизавета Федоровна пострижена в монашество, вопрос открытый. «Она прославлена в лике святых как преподобномученица по существующей сейчас практике канонизировать в чине преподобных всех святых, приносивших обет безбрачия, вне зависимости от того, состоялся ли монашеский постриг — поясняет член Синодальной комиссии по канонизации, руководитель фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» иг. Дамаскин (Орловский). «По письмам Елизаветы Федоровны можно сделать вывод, что она собиралась принять постриг к концу жизни, но удалось ли ей сделать это — неизвестно. В любом случае, если постриг и был, то был он тайный», — добавляет о. Андрей Постернак.

Первоначально обители принадлежали четыре здания: сестринский корпус с трапезной; больница с амбулаторией (в 1913 году в ней было зарегистрировано 10 814 посещений); дом настоятельницы и дом священника. В доме священника находились также общественная библиотека (1590 томов религиозно-нравственной, светской и детской литературы), комнаты, где учились и жили дети из приюта. Там же была воскресная школа, где в 1913 году обучались 75 девушек и женщин, работавших на фабриках. Позже, когда сестер стало много, был выстроен трехэтажный дом-общежитие. Кроме зданий внутри обители, со временем были выкуплены и несколько зданий снаружи. В одном из них находилась столовая для бедных (в 1913 году в ней ежедневно отпускалось более 300 обедов по 5 копеек), общежитие («дешевые квартиры») для работающих в городе малообеспеченных женщин, ютившихся до того в «коечно-каморочных» сырых квартирах на окраине города.

Первую операцию в обительской больнице для бедных женщин и детей сделали самой Елизавете Федоровне — у нее была доброкачественная опухоль, которую успешно удалили хирурги. Больница пользовалась успехом. Хирургическое отделение считалось лучшим в Москве, в него привозили самых тяжелых больных, от которых отказывались в других больницах. Для их лечения приглашали лучших специалистов — 34 врача работали бесплатно. Но увеличивать количество коек (их было всего 20) Елизавета Федоровна запретила, так как обслуживание большей больницы отвлекало бы сестер от возможности посещать бедняков на дому, что было их главным делом. Больницы в городе были и без того, а социальных работников не было.

И в амбулатории, и в аптеке лекарства отпускались бедным бесплатно. В 1910 году по 3932 рецептам было выдано лекарств на общую сумму 852 рубля, люди же с достатком могли покупать лекарства за деньги. В том же году в больнице лечились 68 человек (из них 15 детей). Из них лишь одна пациентка умерла (от крупозного воспаления легких), остальные же поправились.

«В Марфо-Мариинской обители был реализован идеал cимфонии властей — считает игумен Дамаскин (Орловский). — В духовных вопросах все решал духовник обители прот. Митрофан Сребрянский, а все административные решения принимала, советуясь с ним, Елизавета Федоровна». До того, как стать духовником обители, о. Митрофан настоятельствовал в г. Орле в храме 51-го драгунского Черниговского полка, шефом которого была Елизавета Федоровна, с полком был на передовой в Русско-Японскую войну. В 1908 году, когда Великая княгиня трудилась над проектом создания Марфо-Мариинской обители, он прислал, наряду с рядом других священников, свои советы и соображения по этому поводу. Именно они вошли в основу устроения обители и Великая княгиня пригласила отца Митрофана на место духовника и настоятеля храма.

Тот взял время на размышление, но когда окончательно решил отказать, у него внезапно отнялась правая рука. О. Митрофан воспринял это как знамение воли Божией и пообещал Богу принять предложение Великой княгини, после чего исцелился.

В 1918 году, когда угроза ареста стала очевидна, прмц. Елисавета передала общину попечению отца Митрофана и сестры-казначеи. Тем же летом о. Митрофан предоставлял доклад о диаконисах на рассмотрение вопроса на Поместном соборе. Вскоре он принял постриг с именем Сергий и служил в обители до 1923 года, когда и для него началась череда арестов и ссылок. Скончался отец Сергий в 1948 году, прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских (память 23 марта /5 апреля).

После мученической кончины основательницы в 1918 году, Марфо-Мариинская обитель просуществовала почти 8 лет. В 1926 году многие сестры были высланы в Среднюю Азию, помещения обители заняли различные учреждения, но еще два года там действовала поликлиника, где работали бывшие сестры под руководством княжны Голицыной. В 1928 году Покровский собор был закрыт большевиками.

— Кроме собственно дел милосердия Елизавета Федоровна и духовник обители о. Митрофан Сребрянский рассматривали в качестве конечной цели создания обители внутреннюю миссию среди самых обездоленных горожан, рассказывает профессор Андрей Ефимов, заведующий кафедрой истории миссий в ПСТГУ. «Мы несем страждущим не только материальную помощь, но и свет Христов» — говорила Елизавета Федоровна. Еженедельно о. Митрофан проводил с сестрами беседы о вере, о Священном писании, чтобы они были готовы к разговору об этом, выходя за стены обители.

Сейчас в обители 16 сестер. В основном они занимаются организацией быта: работают в храме, в книжной лавке и в лавке благочестивой женской одежды, готовят в трапезной и руководят ремонтными работами. Возрожден приют для девочек — сейчас здесь живут и воспитываются 13 сирот (приют располагается в бывшем домике настоятеля). Одна из старших сестер ходит в городские больницы с миссионерскими беседами, заведует кормлением бездомных в обители. В одном из московских психоневрологических интернатов сестер попросили позаниматься с пациентами — научить их писать и читать.

Сегодня обитель больше напоминает отличный музей, а сестры пока являются его хранительницами.

— Есть огромное желание восстановить ту деятельность, какая была в обители при прмц. Елисавете, вздыхает нынешняя начальница Обители Наталья Молибога. — Но сейчас другое время, другие условия, не все, что могла позволить себе она, можем позволить себе мы.

При Елизавете Федоровне в обители были построены два храма. Первый храм, больничный во имя святых жен Марфы и Марии, освящен 9 сентября 1909 года. В 1912 году был освящен Покровский собор, построенный архитектором А. Щусевым. Расписывать храм Елизавета Федоровна пригласила художника Михаила Нестерова, его ученика Павла Корина (последний был женат на ее бывшей воспитаннице), и известного скульптора Сергея Коненкова. В Покровском храме была устроена потайная лестница, ведущая в подземную усыпальницу — ее расписывал Павел Корин на сюжет «Путь праведников ко Господу». В этой усыпальнице завещала себя похоронить Елисавета Федоровна, что не было исполнено в связи с обстоятельствами революционного времени: ее мощи, обретенные белогвардейцами, были вывезены через Шанхай в Святую Землю и захоронены в основанном Елизаветой Федоровной и ее супругом Вел. князем Сергеем Александровичем храме св. равноап. Марии Магдалины в Гефсимании.

Возрождение Марфо-Мариинской обители началось в 1992 году. Однако ключи от Покровского храма были возвращены Церкви Всероссийским художественным научно-реставрационным центром имени И.Э. Грабаря лишь в конце 2006 года.

В 2008 году была завершена реконструкция архитектурного комплекса обители: храмов, общежития сестер милосердия, воскресной школы с квартирой священника, ограды, сторожки и часовни, домика садовника, павильона в парке, гаража и хозяйственного навеса. Особенного внимания стоят восстановленные покои Великой княгини Елизаветы Федоровны, где теперь располагается музей обители и где можно увидеть личные вещи, рисунки и письма прмц. Елисаветы, а также уникальные фотографии начала XX века. (В музей можно попасть в любой воскресный день после Литургии или в будни по предварительной записи по телефону: (495) 951-04-70).

По письмам Елизаветы Федоровны можно сделать вывод, что она собиралась принять постриг к концу жизни, но удалось ли ей это сделать – неизвестно. «Она прославлена как преподобная по существующей сейчас практике канонизировать в этом чине всех святых, приносивших обет безбрачия, вне зависимости от того, был ли монашеский постриг», – поясняет член Синодальной комиссии по канонизации, руководитель фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» игумен Дамаскин Орловский

Больницу на 20 коек Великая Княгиня запрещала расширять, так как обслуживание большей больницы отвлекало бы сестер от их главного дела – посещения бедняков на дому. Больницы в городе были, а социальных работников не хватало

Икона свв. Марфы и Марии, вышитая Елизаветой Федоровной

В стенах обители, 2009 год. а) «Новый» сестриский корпус – последний из построенных при Елизавете Федоровне. На нижнем этаже были рукодельные. b) В нижнем этаже этого корпуса помещались аптека и амбулатория, а на верхнем были комнаты для сестер. Сейчас оба корпуса снова обживаются сестрами, на первом этаже корпуса (а) – трапезная. с) Здесь была больница, а сейчас это административный корпус. d) Покои Елизаветы Федоровны. Теперь тут музей. Из четырех построенных первыми зданий на этом фото нет только дома священника, где теперь располагается приют. На фото: сестра милосердия и подопечный бездомный

Гостиная и молельная комната Настоятельницы в точности воссозданы по архивным фотографиям. Молельная комната прпмц. Елисаветы — одна из восстановленных в полном соответствии с прежним видом. Под потолком славянской вязью написаны выбранные Великой Княгиней цитаты из Священного Писания.

В музее стоит личный рояль Елизаветы Федоровны, который никогда не покидал стен обители. В советское время, когда в покоях Елизаветы Федоровны был устроен детский сад — на этом рояле играли на детских утренниках, затем он стоял в спортзале в одной из больших комнат и только теперь снова установлен в покоях настоятельницы. На крышке рояля есть подпись владелицы. «Тогда было принято подписывать свои вещи, — рассказывает Анна, экскурсовод музея, — великие князья понимали, что вещь с их подписью будет интересна потомкам. Елизавета Федоровна подписывала и Евангелия, которые дарила в благословение».

Елизавета Федоровна собирает пожертвования в Кремле для фронта и раненых. «Московский Кремль никогда больше, ни раньше, ни позже не был местом такой активной социальной деятельности, которую организовала в 1905 году Елизавета Федоровна, — рассказывает Анна экскурсовод музея в обители, — Она собирала пожертвования населения, организовала благотворительный пошив одежды для военных. Имена всех кто ей помогал или что-то приносил записывали в специальные книги и в благодарность публиковали списки в газетах. Есть такие трогательные записи: «Мальчик Коля — 5 копеек» или история про другого бедного мальчика, который принес солдатикам живую курочку, чтобы она им каждый день несла яйца».

В обители были два храма: больничный во имя свв. Марфы и Марии и Покровский собор, построенный архитектором А. Щусевым (на фото). Расписывать храм Елизавета Федоровна пригласила художника Михаила Нестерова, его ученика Павла Корина (последний был женат на ее бывшей воспитаннице) и известного скульптора Сергея Коненкова. В Покровском храме была устроена потайная лестница, ведущая в подземную усыпальницу. С 1929 года в обители размещался клуб Санпросвета. Фрески Нестерова закрасили, а в алтаре, на месте престола, водрузили огромную статую Сталина. В 1944–1945 годах храм заняли новые хозяева — Государственные центральные художественные мастерские при Комитете по делам искусства, занимающиеся реставрацией древнерусской живописи. Возможно, это и спасло храм от полного разрушения.

Возрождение Марфо-Мариинской обители началось в 1992 году. В 2008 году была завершена реконструкция архитектурного комплекса. Особого внимания заслуживают покои прпмц. Елисавты, где теперь расположен музей. Сюда можно попасть в любой воскресный день после Литургии или в будни по предварительной записи по телефону (495) 951-04-70

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Подборка хороших новостей от «Правмира»

Коля покусился на наше священное право ненавидеть и не быть милосердными к врагу

И теперь моряки со всего света шлют открытки в Оренбург

Лицензия Минпечати Эл № ФС77-44847

может не совпадать с позицией редакции.

(книгах, прессе) возможна только с письменного

Материалы: http://www.pravmir.ru/marfo-mariinskaya-obitel-nepovtorimyj-obrazec/

2 ≫

Телефон Марфо-Мариинской Обители: (903) 625-70-47, (499) 704-21-73.

Марфо-Мариинская Обитель милосердия и любви основана Великой княгиней Елизаветой Феодоровной в 1907 году. После трагической гибели мужа, Великого князя Сергея Александровича Елизавета Феодоровна удалилась от светской жизни. Все дни проводила она в молитве. «…Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящегося во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!» — эти слова святого апостола Павла (2 Кор. 1.3—5) укрепили ее в решении всецело посвятить себя Богу и ближним.

Два года ушло на создание Обители. На деньги от продажи личного имущества и драгоценностей Елизавета Феодоровна приобрела усадьбу на Большой Ордынке с садом. Строения были переоборудованы под соответствующие нужды. В двухэтажном доме с выходом на улицу обустроили больницу с палатами, операционной, перевязочной и ванной.

Здесь же освятили домовую церковь — во имя святых праведных Марфы и Марии. Этот первый храм еще называли больничным. Второй появится позже — строительство собора во имя Покрова Пресвятой Богородицы закончилось в 1912 г. Храм украсит не только Обитель — на многие годы он останется достопримечательностью Москвы.

Дом настоятельницы примыкал к больничному корпусу. С другой стороны к больнице пристроили аптеку и амбулаторию. Над ними, как и в мезонине, находились комнаты сестер.

Здание во дворе отвели Воскресной школе. Здесь учились и девочки, и взрослые женщины. Классы школы занимали весь первый этаж, на втором поселили священника. До своего ареста (в 1924 г.) бессменным духовником обители был протоиерей отец Митрофан Сребрянский (в 2000 г. канонизирован в лике святых новомучеников и исповедников Российских).

10 февраля 1909 г. — дата официального открытия Марфо-Мариинской Обители милосердия. К этому моменту здесь жили шесть насельниц, к исходу года их стало тридцать, и число продолжало увеличиваться. Елизавета Феодоровна прикупила еще участок по соседству, на котором был построен еще один корпус в три этажа.

Первым действующим храмом в Марфо-Мариинской Обители стал домовый храм во имя святых праведных Марфы и Марии. Он изначально расположился в больничном корпусе, и оттого его называли еще больничным храмом. Здесь совершались все богослужения, пока строился главный — соборный храм.

Соборный храм был заложен в мае 1908 года. В числе его создателей были А. Щусев, М. Нестеров и его талантливый ученик П. Корин, знаменитый скульптор С. Коненков. 8 апреля 1912 г. митрополит Московский Владимир освятил Храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

Вопрос о возведении большого собора встал сразу, как только Елизавета Феодоровна приобрела усадьбу на Ордынке. С просьбой порекомендовать талантливого архитектора она обратилась к художнику Михаилу Нестерову — этого живописца, расписывающего храмы, очень ценил Сергей Александрович. В 1898 г. Великий князь приобрел у Нестерова посмертный портрет жены художника — картину «Христова невеста». Елизавете Феодоровне эта картина тоже нравилась. Поэтому, когда Нестеров назвал 35-летнего Алексея Щусева в качестве возможного автора проекта, Августейшая учредительница Обители сразу же согласилась. И обратилась к Нестерову с просьбой самому расписывать будущую церковь. Предложение было с радостью принято.

Храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы сам по себе является ценным достоянием культуры. Но главное — это благоговейные богослужения, совершаемые духовенством обители, а нередко — и иерархами Церкви при дивном пении сестер, и просветительские лекции и беседы, которые велись каждое воскресение в трапезной этого храма духовником обители о. Митрофаном и приглашенными им лучшими проповедниками того времени. Москвичи активно посещали эти занятия. В трапезной храма проходили также заседания Палестинского общества, Географического общества, духовные чтения и другие мероприятия.

В престолы обоих храмов вложены частицы мощей святителя Алексия Московского, праведной Елисаветы, матери Иоанна Крестителя, и преподобного Иоанна Лествичника. Под Покровским собором располагается третий храм во имя Сил Небесных и Всех Святых. Лестничный спуск, ведущий в подземную усыпальницу, расписывал Павел Корин, который назвал свое творение «Путь праведников ко Господу». Работы в подземной церкви завершились только в 1914 г. Храм освятили 26 августа 1917 года.

Большое место в деятельности Обители уделялось организации квалифицированной медицинской помощи. Здесь вели прием известнейшие в Москве врачи. Под их руководством все без исключения сестры проходили специальное обучение: одни получали основательные профессиональные знания, другие — только навыки оказания первой помощи. Сама настоятельница умело ассистировала на операциях и делала перевязки.

Больница в Марфо-Мариинской Обители считалась лучшей в Москве. К Великой Матушке направляли самых безнадежных больных и самых тяжело раненных в годы войны. Еще до официального открытия Обители, в октябре 1907 года, Елизавета Феодоровна организовала на Ордынке работу лазарета для инвалидов-участников Русско-японской войны.

А с началом Первой мировой здесь обустроили еще 65 дополнительных мест для фронтовиков. И сестры, и сама Великая Матушка выезжали в полевые госпитали. Как истинные христианки они оказывали помощь всем солдатам — и русским, и немцам, и австрийцам.

Авторитет Марфо-Мариинской Обители милосердия был столь непререкаемым, что события 1917 года поначалу никак не повлияли на ее деятельность, революционные власти даже помогали с продовольствием и медикаментами. Однако новые порядки ужесточались: сначала прислали опросные листы для проживающих и излечивающихся, потом арестовали несколько человек из больницы, сирот распределили по детским домам. Во избежание провокаций сестры и настоятельница старались не покидать пределов Обители.

В апреле 1918 г., в Светлый Вторник, в Обитель за Матушкой прибыл отряд латышских стрелков. На сборы ей выделили полчаса. Настоятельница простилась с сестрами. Ошеломленные, они рванулись за отъезжающим грузовиком. Женщины, девицы, старухи с криком и рыданиями бежали по Ордынке. Их было тогда 105 послушниц — ученицы, испытуемые, крестовые сестры. Они любили друг друга и обожали Великую Матушку. Воспитанные в духе ее самоотверженного служения людям, они оставались верными христианскому долгу и после закрытия Обители.

18 июля Великая княгиня Елизавета Феодоровна и ее келейница инокиня Варвара (Яковлева) вместе с другими мучениками царского дома были сброшены в шахту под городом Алапаевском.

Икона святой преподобномученицы Елисаветы.

Марфо-Мариинская Обитель просуществовала до 1926 г. Все это время продолжались аресты, расстрелы и гонения. Часть сестер была выслана в Туркестан, другие небольшой общиной съехали в Тверскую область, где создали маленькое огородное хозяйство, чтобы выжить.

В 1928 г. прекратились службы в Покровском храме — в нем открыли городской кинотеатр, далее — дом санитарного просвещения. В алтаре собора установили статую Иосифа Сталина. После Отечественной войны в соборе разместились Государственные художественные реставрационные мастерские. В больничном храме св. Марфы и Марии находился кабинет лечебной физкультуры.

Остальные помещения и корпуса Обители были заняты поликлиникой и лабораториями Всесоюзного института минерального сырья.

Возрождение Обители началось в 1992 г., когда территория была передана Московской патриархии. В 2000 г. комплекс получил статус Патриаршего подворья, а в 2006 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II возглавил Попечительский совет, силами которого была разработана и осуществлена программа восстановления Марфо-Мариинской Обители милосердия к ее 100-летнему юбилею. В феврале 2006 года Указом Алексия II на должность начальницы Обители была назначена Наталья Анатольевна Молибога.

Сегодня Марфо-Мариинская Обитель живет по Уставу, утвержденному Великой Матушкой Елизаветой Феодоровной. Сестры проходят обучение в медицинском колледже Свято-Димитриевского училища, трудятся в лечебных учреждениях, несут другие послушания. Как и при Великой княгине, в Обители действуют приют для девочек-сирот, благотворительная столовая, патронажная служба, гимназия и культурно-просветительный центр.

ул. Большая Ордынка, д. 60,

в которой можно приобрести иконы, киоты и полки для икон, кресты, картины в багете и многое другое.

Материалы: http://www.vidania.ru/bookmariinskaya.html

3 ≫

Главные новости

Святейший Патриарх Кирилл встретился с делегацией Болгарской Православной Церкви

Состоялась встреча Святейшего Патриарха Кирилла с делегацией Грузинской Православной Церкви

Состоялась встреча Предстоятеля Русской Православной Церкви с Блаженнейшим Митрополитом всей Америки и Канады Тихоном

Состоялась встреча Святейшего Патриарха Кирилла с Блаженнейшим Митрополитом Чешских земель и Словакии Ростиславом

Святейший Патриарх Кирилл встретился с Блаженнейшим Архиепископом Кипрским Хризостомом

История

Основательницей и первой настоятельницей московской Марфо-Мариинской обители была великая княгиня св. Елисавета Феодоровна. В 1894 г. состоялась свадьба ее младшей сестры Алисы Гессенской и Николая II. Великая княгиня стала заниматься благотворительностью и помогать беспризорным, больным и беднякам. Когда в 1904 г. началась Русско-японская война, она отправляла на фронт санитарные поезда, продовольствие, обмундирование, лекарства, подарки и даже походные церкви с иконами и утварью, а в Москве открыла госпиталь для раненых и комитеты по призрению вдов и сирот военнослужащих. Именно в то время великокняжеская чета начала покровительствовать Иверской общине в Замоскворечье, где готовили сестер милосердия. После смерти мужа Елисавета Феодоровна, полностью удалившись от светской и дворцовой жизни, разделила драгоценности на три части: первая была возвращена казне, вторая отдана ближайшим родственникам, третья пошла на благотворительность, и главным образом, на создание Марфо-Мариинской обители. Большой участок с роскошным садом княгиня приобрела на деньги от фамильных драгоценностей и от проданного особняка на Фонтанке в северной столице.

«Обитель труда и милосердия» стала беспримерным явлением в истории православной Москвы. По замыслу основательницы, ее сестры совмещали молитву и рукоделие с помощью мирянам, а неимущие люди могли найти себе здесь и утешение, и реальную помощь, прежде всего, квалифицированную лечебную — хорошие московские врачи работали в местной бесплатной больнице и на специальных курсах при обители обучали сестер основам медицины. Особо они готовились ухаживать за смертельно больными, не утешая их надеждой на мнимое выздоровление, а помогая приготовить душу к переходу в Вечность. Кроме того, сестры милосердия служили в больнице при обители, в детских приютах, лазаретах, помогали нуждающимся и бедным многодетным семьям — на это настоятельница собирала благотворительные пожертвования со всей России и никогда не отказывалась от помощи мирян.

В обитель же принимались православные девушки и женщины от 21 до 45 лет. Сестры не давали монашеских обетов, не облачались в черное, могли выходить в мир, спокойно покинуть обители и выйти замуж (Павел Корин, трудившийся над росписью соборного храма обители, сам был женат на ее бывшей воспитаннице), а могли и постричься в монашество. Иногда считают, что св. Елисавета изначально хотела возродить древний институт диаконисс.

В обители на Ордынке были устроены две церкви, часовня, бесплатные больница, аптека, амбулатория, столовая, воскресная школа, приют для девочек-сирот и библиотека. На наружной стене обители висел ящик, куда бросали записки с просьбами о помощи, и этих просьб поступало до 12 тысяч в год. Настоятельница собиралась открыть отделения обители по всем губерниям России, устроить загородный скит для ушедших на покой сестер, а в самой Москве организовать во всех частях детские приюты, богадельню и построить дом с дешевыми квартирами для рабочих.

22 мая 1908 г., в праздник Вознесения Господня, на Большой Ордынке состоялась закладка соборного храма во имя Покрова, который строился до 1912 г. архитектором А. Щусевым в стиле модерн с элементами древнего новгородско-псковского зодчества. Расписывать храм Елисавета Феодоровна пригласила выдающихся художников: Михаила Нестерова, его ученика Павла Корина и известного скульптора С. Коненкова. Нестеров создал здесь свои известные композиции: «Путь к Христу», изображавшую 25 фигур, «Христос у Марфы и Марии», «Утро Воскресения», а также подкупольное изображение Бога Сафаофа и лик Спаса над порталом. В Покровском храме была устроена потайная лестница, ведущая в подземную усыпальницу — ее расписывал Корин на сюжет «Путь праведников ко Господу». Там настоятельница завещала себя похоронить: после того, как сердцем избрала Россию своей второй родиной, она решила изменить свою волю и пожелала обрести покой не в палестинской церкви св. Марии Магдалины, а в Москве, в стенах своей обители. В память же о благодатном посещении в молодости Святой Земли, на фасаде Покровской церкви был изображен вид Иерусалима, с ротондой Гроба Господня и куполом церкви Марии Магдалины. 12 колоколов храмовой звонницы были намеренно подобраны под «Ростовский звон», то есть звучали наподобие знаменитых колоколов Ростова Великого. Один дореволюционный краевед отмечал приземистый облик соборной церкви, «к земле привязывающей», «земной, трудовой характер храма», словно воплощающий замысел всей обители. Внешне очень маленький, почти миниатюрный храм был рассчитан на тысячу человек и предполагался одновременно лекционным залом. Слева от ворот под сосенками поставили синеглавую часовню, где сестры читали псалтырь по умершим сестрам и благотворителям обители, и где ночами часто молилась сама настоятельница.

Осенью 1909 г. был освящен второй, больничный храм обители во имя свв. Марфы и Марии — по замыслу настоятельницы он был устроен так, чтобы тяжелобольные, не вставая с кровати, прямо из палат сквозь открытые двери могли видеть богослужение. А на следующий год, когда обитель открылась, св. Елисавета приняла в его стенах монашеский постриг — посвящал ее в монашество митрополит Владимир (Богоявленский), будущий новомученик, убитый в Киеве в январе 1918 г. В апреле 1910 г. на всенощном бдении по особому составленному Святейшим Синодом чину совершилось посвящение 17 насельниц вместе со святой Елисаветой в звание крестовых сестер, а наутро за Литургией св. Елисавета была возведена в сан настоятельницы обители. Епископ Трифон, обращаясь ко св. Елисавете, сказал: «Эта одежда скроет Вас от мира, и мир будет скрыт от Вас, но она в то же время будет свидетельницей Вашей благотворной деятельности, которая воссияет пред Господом во славу Его».

Настоятельница вела жизнь подвижницы, проводя время в молитвах и в уходе за тяжелобольными, иногда даже ассистируя врачам на операции и собственноручно делала перевязки. По свидетельствам пациентов, от самой «великой матушки» исходила какая-то целительная сила, которая благотворно влияла на них и помогала выздороветь — здесь исцелялись многие из тех, кому уже отказывали в помощи врачи, и обитель оставалась их последней надеждой.

Настоятельница с сестрами активно выходили в мир и лечили проказы общества: помогали сиротам, неизлечимым больным, беднякам, обитателям Хитровки, которых княгиня уговаривала отдать детей ей на воспитание. Она организовала общежитие для мальчиков, которые потом составили артель посыльных, а для девушек — дом работниц с дешевой или бесплатной квартирой, где они уберегались от голода и влияния улицы. Устраивала рождественские елки для бедных детей с подарками и теплой одеждой, изготовленной руками сестер. Открыла приют для неизлечимо больных туберкулезом. Чахоточные женщины обнимали княгиню, не сознавая опасности для нее этих объятий, а она никогда не уклонялась от них. Помогала настоятельница и духовенству, особенно сельскому, где не было средств построить или обновить храм, священникам-миссионерам на Крайнем Севере и на других окраинах России, русским паломникам, отправлявшихся посетить Святую Землю. На ее средства был построен русский православный храм в итальянском городе Бари, где находится гробница св. Николая Чудотворца.

После революции обитель не трогали и даже помогали с продовольствием и медикаментами. Чтобы не давать повода провокациям, настоятельница и сестры почти не выходили из стен; каждый день служилась Литургия. Постепенно власти подбирались к этому христианскому островку: сначала прислали опросные листы для проживающих и излечивающихся, потом арестовали несколько человек из больницы, потом объявили о решении перевести сирот в детский дом. А в апреле 1918 г., в Светлый Вторник после Пасхи, в обители служил Литургию и молебен св. Патриарх Тихон, давший св. Елисавете последнее благословение. Сразу после его отъезда настоятельница была арестована — ей даже не дали просимых двух часов на сборы, выделив только «полчаса». Простившись с сестрами, под вооруженной охраной латышских стрелков, она уехала в машине в сопровождении двух сестер — любимой келейницы Варвары Яковлевой и Екатерины Янышевой.

Ее московская обитель просуществовала до 1926 г., а потом еще два года там действовала поликлиника, где работали бывшие сестры под руководством княжны Голицыной. После ее ареста одни насельницы были высланы в Туркестан, а другие создали маленькое огородное хозяйство в Тверской области и выживали там под руководством о. Митрофана Серебрянского. После закрытия в соборном храме обители открылся городской кинотеатр, потом дом санитарного просвещения, а в Марфо-Мариинской церкви — амбулатория им. профессора Ф. Рейна. Ее храмовую икону святых Жен-Мироносиц передали в соседнюю замосквореченскую церковь Николы в Кузнецах, а на территории бывшей обители установили статую Сталина. После войны в бывшем Покровском храме разместились Государственные реставрационные мастерские, переведенные сюда из Никольского храма на Берсеневке. Вплоть до недавнего времени эта организация под именем Художественно-реставрационный центр им. И.Э. Грабаря занимала помещения замосквореченской обители. А в Марфо-Мариинском храме еще в 1980-х гг. работала лаборатория Всесоюзного института минерального сырья и кабинет лечебной физкультуры с оборудованным в помещении бывшего храма спортивным залом.

Возрождение Марфо-Мариинской обители милосердия началось в 1992 г., когда постановлением столичного правительства архитектурный комплекс Марфо-Мариинской обители был передан Московской Патриархии. Ключи от главного собора обители — Покрова Пресвятой Богородицы — были возвращены Церкви центром им. И.Э. Грабаря лишь в конце 2006 г.

Частицы свв. мощей прмц. Елисаветы и инокини Варвары.

В 2006 г. по благословению Святейшего Патриарха Алексия II при обители была создана социальная служба.

Сегодня в обители действуют:

  • Медицинский центр «Милосердие», который специализируется на оказании лечебно-реабилитационной помощи детям, страдающим детским церебральным параличом, в возрасте от 3-х до 23-х лет;
  • Всецерковная ассоциация сестричеств милосердия;
  • Центр добровольческой службы «Милосердие»;
  • Елизаветинский детский дом;
  • Елизаветинская гимназия;
  • Центр семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;
  • Группа дневного пребывания для детей-инвалидов;
  • Летний лагерь для детей-инвалидов;
  • курсы для беременных женщин «Я не одна»;
  • Школа милосердия;
  • выездная служба детского хосписа;
  • проект помощи людям с болезнью двигательного нейрона;
  • мемориальный музей св. Елисаветы Феодоровны.

Решением Священного Синода от 30 мая 2014 г. (журнал № 52) Патриаршее подворье Марфо-Мариинская обитель милосердия преобразовано в ставропигиальный женский монастырь с сохранением особого уклада жизни, восходящего к основательнице обители преподобномученице Елисавете, и присвоением имени «ставропигиальный женский монастырь — Марфо-Мариинская обитель милосердия».

Игуменией обители назначена монахиня Елисавета (Позднякова).

Синод определил, что в вопросах социального служения и дел милосердия обитель подчиняется Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси через Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению, а в вопросах монашеской жизни — через Синодальный отдел по монастырям и монашеству.

6 июля 2014 г. за Божественной литургией в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря г. Москвы Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возвел монахиню Елисавету в игуменское достоинство.

Материалы: http://www.patriarchia.ru/db/text/320500.html