1 ≫

Современная Мексика представляет собой чрезвычайно урбанизированную страну с огромными и не менее масштабными проблемами внутри населенных пунктов. Городов с населением больше миллиона человек в стране всего десять. Еще десять - с населением от 700 до 950 тысяч. Однако стоит иметь в виду, что это лишь официальная статистика, которая при несовершенной системе государственного управления может быть не совсем точной. Давайте рассмотрим крупные города Мексики.

Столица

Мехико является столицей и одновременно самым крупным городом страны. Большинство населения этого мегаполиса говорит на испанском языке. Строго говоря, при подсчете населения Мехико используют термин агломерация, численность которой составляет порядка двадцати миллионов человек.

Мексиканская столица занимает самое важное место в государственной экономической системе и привлекает людей со всей страны. Однако город сложно назвать комфортным для жизни - большое количество горожан живут в условиях малопригодных для жизни, не имеют доступа к системе образования, здравоохранения и находятся под постоянной угрозой нападения в небезопасных районах.

Другие крупные города страны существенно уступают по количеству населения столице, но обременены теми же проблемами: безопасность, отсутствие доступа к чистой воде, проблемы экологии и транспорта.

Крупные города Мексики: список

Если в число крупнейших городов страны включать только те, население которых составляет больше миллиона человек, то список будет состоять из десяти названий:

Самым маленьким из городов с миллионным населением считается Несауалькойотль, который едва пересекает черту в миллион человек. Этот город находится к востоку от мексиканской столицы. Название его переводится как "голодный койот", а гербом города является раскрашенная в золотой цвет голова этого животного с золотым колье на шее.

Еще один крупный город, - Монтеррей, - является центром третей по величине агломерации страны, уступая лишь Мехико и Гвадалахаре. Однако население города не превышает миллиона ста тысяч человек. Населенный пункт находится на севере страны в относительной близости от американской границы и является самым крупным в северных регионах Мексики.

Гвадалахара - новый город на старом месте

Прежде чем быть построенным на своем нынешнем месте, город пять раз переносился с одного места на другое. Впервые он был заложен в 1532 году в виде небольшого укрепления для защиты от агрессивного местного населения, которое на тот момент еще имело силы сопротивляться завоевателям.

Однако сегодня город достиг невероятного расцвета и вошел в десятку крупнейших мегаполисов Латинской Америки. Как и другие крупные города США, Канады и Мексики, Гвадалахара привлекает мигрантов со всего континента, и это создает дополнительную нагрузку на социальную инфраструктуру. При этом город считается "мексиканской Силиконовой долиной", ведь здесь сосредоточены предприятия по производству электроники и разработке программного обеспечения.

Глобализация и неолиберальные реформы привели к существенному экономическому росту в городе. Ослабление государственного контроля стимулировало рост частных инвестиций в строительство, появление торговых сетей и привлекло крупный международный бизнес. Однако бурный рост экономики шел рука об руку и с ростом социального неравенства, которое усугублялось на протяжении девяностых годов двадцатого века.

Этнический состав

Большинство жителей крупных городов Мексики - это метисы, потомки местного населения и европейских испаноязычных завоевателей. Однако местное население не до конца растворилось в волнах новых поселенцев и частично сохранило свою самобытность. Среди потомков индейцев самую многочисленную группу составляет народность науа, к которой относится в том числе и хорошо известное европейцам племя ацтеков. Большая часть индейского населения проживает в столичном федеральном округе. Совокупная численность индейцев вокруг Мехико составляет примерно 360 тысяч человек.

Проблемы крупных городов

Одной из главных проблем крупных городов Мексики является преступность. Географическое положение страны, которая служит своеобразным буфером между бедными или развивающимися странами Южной Америки и США, делает ее чрезвычайно уязвимой для международной организованной преступности, которая представлена на территории государства картелями наркоторговцев, торговцами человеческими органами и организаторами незаконной миграции в США.

Районы вдоль протяженной мексикано-американской границы являются одними из самых криминальных в стране. Они представляют собой своего рода перевалочные пункты на пути незаконных мигрантов и авантюристов всех сортов. Положение усугубляется еще и тем, что мексиканская полиция не только не способна эффективно бороться с международной преступностью, но зачастую является ее неотъемлемой частью, способствует незаконной торговле оружием, наркотиками и переправке людей в Соединенные Штаты.

Материалы: http://fb.ru/article/321785/samyie-krupnyie-goroda-meksiki

2 ≫

В 1990-е в США были очень популярны российские студийные микрофоны, но потом они исчезли с рынка. Солист группы Brazzaville Дэвид Браун и бывший сотрудник компании Mars Павел Баздырев решили восстановить статус-кво и четыре года назад основали в Туле производство микрофонов. Сегодня продукция марки «Союз» успешно продается в США, Германии, Франции и других странах, на тульских микрофонах записаны последние альбомы Coldplay и Radiohead. Выручка компании за прошлый год — $270 тысяч (около 16 млн рублей). Дэвид Браун и Павел Баздырев рассказали Inc., как вывозили за рубеж товар в ручной клади, случайно нашли инвестора в вагоне-ресторане и доказали налоговой, что их предприятие — не фейк.

Сорванная сделка

Дэвид Браун и Павел Баздырев познакомились в 2013 году в Краснодаре. Баздырев, давний поклонник Brazzaville, после концерта подошел к Брауну и пригласил сыграть в его родной Туле.

— Я его сразу спросил: это там, где делают микрофоны «Октава»? — вспоминает Дэвид. — Я много лет использовал эти микрофоны советского производства для записи альбомов и сразу встрепенулся: «В Тулу? Да ты шутишь, вот это совпадение!»

Баздырев организовал и концерт, и экскурсию на завод «Октавы». Узнав, что предприятие недавно потеряло доступ к американскому рынку, он пошутил: «Может, стоит помочь этим микрофонам вернуться в США?»

Дэвид помнил дешевую и качественную «Октаву» 90-х. Винтажные модели конденсаторных микрофонов с большой диафрагмой оставались стандартом для звукозаписи в крупнейших студиях (у китайских копий нет нужного звука). Было бы круто создать микрофон по старой советской технологии, но со стильным дизайном и новой историей, — решил Браун.

Партнеры договорились с «Октавой», что разрабатывают новый дизайн, берут на себя маркетинг и продажи, а завод — производство и качество сборки. В «Октаве» идеей заинтересовались, и в июне 2013 года Браун и Баздырев зарегистрировали ООО «Байкал майкрофонс» в равных долях и открыли банковский счет. Оставалось подписать контракт и приступить к работе. Но за неделю до подписания случилось непредвиденное: топ-менеджмент «Октавы» в одночасье был уволен.

Переговоры с новым руководством ни к чему не привели, и Браун с Баздыревым открыли собственное производство.

— Мы решили, что это даже к лучшему: в конце концов, если мы хотим сделать по-настоящему крутой продукт, то нужно контролировать все, даже мельчайшие детали процесса, — говорит Дэвид.

$600—$3500

РОЗНИЧНАЯ ЦЕНА на микрофоны «Союз»

> $200 000

ОБЩАЯ СУММА инвестиций в компанию

ЧЕЛОВЕК РАБОТАЕТ в компании

МИКРОФОНА продали с начала 2017 года

$270 000

ВЫРУЧКА за 2016 год

ИСТОЧНИК: данные компании

Церкви и ракеты

Партнеры сразу распределили роли: Баздырев уволился из Mars и взял на себя управление компанией и бюрократические вопросы, а Браун — дизайн и маркетинг. Внешний вид первого микрофона «Союз» SU-017 Дэвид придумал сам.

— О чем думают люди, когда вспоминают о России? Прежде всего о золотых куполах церквей, ракетах, спутниках… Я использовал в дизайне эти элементы и правило золотого сечения. Кроме того, это название хорошо выглядит и на кириллице, и на латинице, — говорит Браун.

Павел разработал бизнес-план — его суть была в том, чтобы делать уникальные микрофоны ручной работы, доступные по цене и сопоставимые с ведущими брендами по качеству. Началось хождение по мукам — поиск инвесторов. По словам Баздырева, партнеры полгода обращались к венчурным фондам, государственным агентствам, бизнес-ангелам и даже в технологические компании — но безрезультатно.

— В разработку бизнес-плана я вложил все силы — думал, от инвесторов отбоя не будет, — вспоминает Баздырев. — Но в реальности никто даже близко не собирался давать нам денег.

Компанию решили основать в Туле — у Баздырева там были связи. На тульских оборонных предприятиях было много специалистов по акустике и электронике. Оттуда и главный «технарь» для «Союза»: мастер по созданию капсюлей — с «Октавы».

— В советское время Владимир был известным мастером — микрофоны в ремонт ему присылали со всей страны. Все свои знания он вложил в разработку «Союза», — говорит Браун.

Рабочее помещение для мастера — комнату 18 кв. м со столом и стулом в двухэтажном здании на окраине Тулы — Дэвид и Павел арендовали на собственные сбережения, за 8 тысяч рублей в месяц (со временем «Союз» занял почти все здание). По наброскам Брауна мастер создавал чертежи в программе CAD-Drawings, после чего Баздырев отдавал изготовление деталей на аутсорс. Комплект деталей обходился примерно в 15 тысяч рублей, но качество хромало.

— Это был полный кошмар! — вспоминает Павел. — Среди недорогих компаний не было той, что обеспечила бы нужное качество. Более приличные подрядчики брались за заказ от 500 единиц, а за меньшие партии ломили такие цены, что дело становилось невыгодным.

Нужно было собственное производство, и побыстрее, но инвестора так и не было. Лишь в начале 2014 года на их предложение откликнулся нью-йоркский бизнесмен Дэвид Сильвер — Браун обратился к нему по совету друга, гитариста Brazzaville Кенни Лайона. Несколько недель переписки — и Сильвер согласился инвестировать в «Союз» $120 тысяч с возвратом через 3 года, но после первых двух траншей прервал связь из-за проблем с бизнесом (Сильвер остается акционером «Союза» и владеет 7-процентной долей в компании — Inc.).

Мы получили половину суммы, но этого хватило, чтобы снять помещение, купить станок, нанять людей и заложить основы производства, — говорит Дэвид.

фото: Дарья Малышева

Мечи на орала

На деньги Сильвера партнеры наняли первого токаря и закупили оборудование. В одном из подмосковных научных институтов нашли многофункциональный токарный станок ИЖ-250 — производства концерна «Калашников» середины 1980-х, в хорошем состоянии, за 260 тысяч рублей (по словам Павла, новый стоит более 1 млн). На Avito в Москве выкупили списанный станок для золотого напыления (оно наносится на диафрагму в капсюле) за 70 тысяч рублей (еще около 100 тысяч пришлось вложить в ремонт).

Первый прототип микрофона SU-017 вскоре был готов. Дэвид провел пробный саундчек в Туле и остался очень доволен результатом.

— Я пел и улыбался не переставая — настолько мне нравился звук, — говорит он.

Первое использование микрофона в Москве в 2014 году, на студии QuartaMusic, чуть не обернулось провалом: Браун при сборке приклеил логотип на обратную сторону микрофона.

— Никогда не забуду этот момент: я начал саундчек — и звук был просто чудовищный. Я посмотрел на Пашу, Паша — на меня, и мы оба похолодели. К счастью, после звонка Владимиру я просто перевернул микрофон и он зазвучал великолепно.

Отдельного бюджета на маркетинг не было. Чтобы найти покупателей, Браун задействовал свои обширные связи в шоу-бизнесе — до основания Brazzaville он играл на саксофоне у американского музыканта Бека (Beck) и знал людей в США и Европе, где живет уже 15 лет. Дэвид разослал четыре первых прототипа влиятельным музыкальным продюсерам, в том числе студийному звукорежиссеру Элу Шмитту и своему старому знакомому, продюсеру Radiohead Найджелу Годричу.

— У Найджела только через два месяца дошли руки оценить микрофон. Он был в бешеном восторге и написал мне огромное письмо с припиской, что хочет немедленно купить первые два микрофона, — вспоминает Браун.

Заказ Годрича в сентябре 2014 года Баздырев отвез в Лондон прямо в ручной клади — партнеры не знали, как правильно делать таможенное оформление, и боялись поручать перевозку логистической компании.

Браун продолжал продвигать «Союз»: писал о микрофонах в соцсетях и в имейл-рассылке для поклонников, использовал на всех своих концертах и квартирниках, демонстрировал знакомым из музыкальной индустрии. На людей производило неизгладимое впечатление, что эти микрофоны использовал могущественный продюсер Radiohead, — вспоминает Дэвид.

— Как только уважаемые музыканты — Coldplay, The Lumineers, Шон Мендес, Paramore — покупали и использовали наш микрофон, люди начинали нам верить. Наверно, думали: ведь эти ребята могут позволить себе любой микрофон, а берут «Союз», — значит, и нам стоит попробовать, — рассказывает Браун.

В 2016 году «Союз» нашел еще одного инвестора — на этот раз российского (имя основатели не называют). Дэвид Браун разговорился с ним в вагоне-ресторане «Сапсана» по пути в Петербург, и выяснилось, что бизнесмен как раз искал, куда вложить деньги. В результате он инвестировал в «Союз» $100 тысяч — они почти полностью ушли на новые станки, новую маркетинговую стратегию и расширение штата.

«Союз» перестал покупать рекламу в печатных изданиях — это практически не помогало поднять продажи. Вместо этого поменяли дизайн сайта, перенесли его на новую платформу, а весь рекламный бюджет перевели в Facebook и Instagram — таргетируют объявления на узкую, профессиональную аудиторию, действительно заинтересованную в товаре. На маркетинг в соцсетях сейчас уходит около $2 тысяч в месяц. Дважды в год компания участвует в специализированных выставках — например, в масштабной выставке производителей профессионального музыкального оборудования NAMM в США (одно место там стоит $3-5 тысяч).

Число заказов постепенно росло, и для продвижения микрофонов в мире Браун и Баздырев договаривались с дилерами — оптовыми продавцами аудиооборудования. Браун встречался с ними и рассказывал о преимуществах продукта. Сейчас компания работает с оффлайн— и онлайн-магазинами в США, странах Европы, Мексике, Чили, Японии и Австралии. Именно взаимодействие с дилерами подняло продажи.

— Как правило, музыканты покупают оборудование в крупных магазинах и часто спрашивают совета у знакомых менеджеров. Если правильно донести до продавцов информацию и вовлечь их, то можно найти доступ и к нашей целевой аудитории — музыкантам, — объясняет Баздырев.

Продавцам в некоторых дилерских сетях (например, в американской сети Vintage King Audio) «Союз» предлагает систему мотивации: за продажу каждой единицы товара у продавца накапливаются баллы, которые он может обменять на микрофон.

Сейчас на «базе» — так основатели «Союза» называют свою фабрику — производство микрофонов занимает оба этажа. На первом разместился цех, где обрабатывают металл, полируют, окрашивают и гравируют микрофоны. На втором — комната для R&D (там два ое разработчикаов придумывают и тестируют новые продукты), кладовка для хранения компонентов, помещение для сборки и «чистая комната» для лакировки и напыления золота. Там же находятся офисная часть и бухгалтерия.

В «Союзе» заняты 13 человек: три сборщика, два токаря, приходящий фрезеровщик, слесарь и два разработчика — специалист по электронике и специалист по акустике (он также руководит сборкой). Кроме того, есть бригадир по механической обработке (занимается производственным планированием и контролем качества), бухгалтер, полировщица и курьер. По словам основателей компании, они платят персоналу на 20-30% больше, чем в среднем по Туле. Рабочим платят за количество деталей: каждый получает от компании металл, заказ на детали и работает по собственному расписанию.

По словам Брауна, из-за полностью ручного производства скопировать микрофоны «Союз» невозможно: нужны подходящие станки и компетентные инженеры. Кроме того, компания использует составляющие, которые можно достать только в России. Например, «Союз» наматывает собственные трансформаторы — инженеры компании нашли в Екатеринбурге стабильные тороидальные сердечники из аморфного железа.

Одна из главных проблем при выпуске микрофонов — качество сборки и упаковки. Еще сложнее было приучить сотрудников контролировать качествао вплоть до самой последней детали. Для этого Павел применил все навыки, полученные за 9 лет работы в Mars: разбил систему сборки и упаковки микрофона на этапы, — исполнителя проверяет следующий в производственной цепочке.

Токарь в хорошие месяцы может заработать не 35-40, а 50-60 тысяч рублей. В зависимости от месяца, на ФОТ и налоги в компании уходит от 25% до 40% выручки.

— Сегодня на каждое изделие у нас есть чеклист на 40 с лишним пунктов, и напротив каждого нужно ставить галочки: проверить технические характеристики, детали, упаковку, чтобы она не пахла и не содержала посторонниех частицы, а на корпусе микрофона — не было царапин, — объясняет он.

Партнеры разработали визуальную инструкцию по упаковке микрофонов. Сотрудники поначалу сопротивлялись нововведениям, но владельцы были непреклонны. Чтобы наладить всю систему, ушло почти два года, зато процент брака и оплошностей существенно сократился, говорит Дэвид.

— Я часто объяснял сотрудникам: представьте наших покупателей. Часто это просто молодой парень с домашней студией, который работает в поте лица, чтобы собрать на микрофон мирового уровня. И вот он открывает коробку, а вы хотите, чтобы бейдж отвалился? Этого нельзя допустить, — говорит Браун.

Возникали и сложности с государством: например, из-за иностранного владения (Дэвид Браун — гражданин США) к «Союзу» проявляли повышенное внимание налоговые органы. Баздыреву как генеральному директору приходилось доказывать инспекторам, что компания — не фейк (после нескольких раз проверки прекратились).

— Однажды меня вызвали в налоговую и долго расспрашивали, что мы здесь делаем, кто такой этот Дэвид Браун и действительно ли у нас есть станки. В другой раз банк собрался заблокировать наш счет по запросу от налоговых органов и отменил свое решение только после того, как к нам пришел сотрудник службы безопасности банка и сфотографировал оборудование в качестве доказательства, что оно — реальное, — рассказывает Баздырев.

Партнеры уверяют, что им никогда не приходилось давать взятки. Зато пришлось помучиться с таможней, чтобы правильно оформлять экспорт изготовленных в России микрофонов. Если в США продукцию можно было отправить без проблем, то для экспорта в Тайвань или Китай приходилось получать экспертное заключение, что микрофоны не являются товаром двойного назначения, — это занимало около двух недель.

Расти и не продаться

Наличие сотен других микрофонных брендов в мире не остановило продажи «Союза»: за первые 6 месяцев 2017 года фирма уже продала 174 микрофона — на 14 больше, чем в прошлом году. В 2016-м компания стала прибыльной (цифры не раскрывают) и начала возвращать инвестиции, а выручка составила $270 тысяч (около 16 млн рублей).

По словам Брауна, повлияло падение рубля в России в 2014 году, когда «Союз» запустил производство. Ручная сборка обеспечила качество звука на уровне мировых конкурентов — немецко-американского Telefunken или немецкого Neumann, при цене микрофонов от $600 до $3,5 тысяч вместо $8-9 тысяч.

Сегодня клиенты «Союза» — это крупные и небольшие частные студии звукозаписи, домашние/гаражные студии, а также концертные залы, образовательные площадки и даже радиостанции (весной этого года радио «Спутник», входящее в холдинг МИА «Россия Сегодня», закупило 16 микрофонов «Союз» на сумму более 1 млн рублей).

В прошлом году партнеры зарегистрировали компанию в США, чтобы удобнее было работать с американским рынком (для этого заполнили документы онлайн и заплатили юридической компании $500 за оформление.). Сегодня в офисе «Союза» в Калифорнии всего один сотрудник — музыкант Кенни Лайон, который обрабатывает все запросы внутри американского рынка: отправляет демо, ездит на встречи и общается с заказчиками. Из США микрофоны отправляются также в Канаду и Латинскую Америку. Дэвид шутит, что тем самым вносит вклад в улучшение отношений между Россией и Западом.

— Мне нравится считать, что мы перековываем мечи на орала, — говорит Браун, — «Калашников» — военный завод, но станки, сделанные на нем, и люди, которые работают на этих станках, создают нечто противоположное войне — то, на чем делают музыку.

Авторы: НАТАЛЬЯ СУВОРОВА, НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВА

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Войти через соцсети:

Если нет своего аккаунта

Если у вас уже есть аккаунт

andrewkruchinin 09 июля 2017 | 14:25

Лишний раз доказывает - люди работают вопреки. Респект владельцам. Надеюсь что хоть что-то будет работать и не отожмут.

semia 09 июля 2017 | 15:51

Боюсь после этой статьи ФСБ попытается вставлять в эти микрофоны какую нибудь свою хрень . Для прослушки молодых талантов.

paul_2105 09 июля 2017 | 22:28

semia: Скорее проверками теперь замучают (раз есть доход).

Материалы: http://echo.msk.ru/blog/incrussia/2015122-echo/

3 ≫

На территории современного штата Нью-Мексико люди живут уже более десяти тысяч лет. Сначала это были племена кочевавших с места на место охотников, позднее их сменили ведущие оседлый образ жизни и занимавшиеся сельским хозяйством народы моголлон (могольон) и анасази (древние пуэбло).

Для индейцев пуэбло было характерно сооружение жилищ из камня и глины, зачастую на скалах и утесах. Остатки некоторых таких строений сохранились в Нью-Мексико до наших дней, среди наиболее известных из них - Национальные пямятники "Ацтекские руины" и Гила, Национальные исторические парки Чако и Пекос и другие.

К середине прошлого тысячелетия на землях Нью-Мексико жили, наряду с пуэбло, индейцы навахо и апачи. Навахо, большинство из которых и сейчас живут в Нью-Мексико (а также в соседних Аризоне и Юте), являются самым многочисленным из индейских народов США.

Первым европейцем, попавшим на територию Нью-Мексико, стал в тридцатых годах XVI века испанец Альвар де Вака. Экспедиция, одним из руководителей которой он был, в 1528 году потерпела крушение у берегов Техаса, а четверо оставшихся в живых ее участников на протяжении восьми лет добирались по суше до Мексики. Де Вако был одним из первых, кто услышал легенду об индейских "золотых городах".

Именно на поиски этих мифических сокровищ отправился в 1540 году испанский конкистадор Франсиско де Коронадо, экспедиция которого прошла за два года по территории штатов Аризона, Нью-Мексико, Техас, Оклахома и Канзас.

Считается, что впервые название "Нуэво-Мексико" ("Новая Мексика", Нью-Мексико) впервые прозвучало в отчете об исследованиях северо-запада Мексики испанцем Франсиско де Ибарра в шестидесятых годах XVI века. В 1598 году по указанию испанского короля была создана провинция Санта-Фе-де-Нуэво-Мексико, в которую вошли земли современного Нью-Мексико, а также частично Канзаса, Колорадо, Оклахомы и Техаса. Тогда же этой губернатор провинции Хуан де Оньяте-и-Салазар основал и первое европейское поселение в регионе, получившее название Сан-Хуан-де-лос-Кабальерос. Местные индейцы оказали сопротивление испанской экспансии, но Хуан де Оньяте жестоко подавил их восстание.

В 1610 году был основан город Санта-Фе, ставший столицей провинции. Санта-Фе, хотя и не является самым старым городом США (Сент-Огастин во Флориде был основан в 1565 году), тем не менее остается самой старой из всех столиц штатов США.

Благодаря испанцам индейцы в Нью-Мексико узнали о новых сельскохозяйственных культурах (пшеница, персики, арбузы), получили железные плуги, занялись скотоводством. В то же время несмотря на постоянное соперничество между светскими и религиозными властями, испанские колонизаторы на протяжении десятилетий безжалостно эксплуатировали коренных жителей (в первую очередь индейцев пуэбло) и даже продавали их в рабство. Из-за инфекционных болезней, принесенных европейцами, резко снизилась численность населения коренных народов.

В 1680 году пуэбло, недовольные постоянными притеснениями, запретом на традиционные верования и частыми нападениями кочевых племен, подняли восстание. Во главе мятежников встал один из религиозных лидеров индейцев по имени Попе, ранее осужденный испанцами за колдовство (вместе с другими сорока шестью знахарями и служителями традиционных верований). Восставшие убили более четырехсот европейцев, оставшиеся в живых испанцы бежали из Нью-Мексико. По приказу Попе индейцы уничтожили практически все следы европейской колонизации, в том числе разрушили церкви и вырубили фруктовые деревья.

Тем не менее индейцы не смогли создать какого-либо централизованного правительства (не говоря уже о государстве), и после нескольких неудачных попыток (и уже после смерти Попе) в 1692 году испанцы под предводительством Диего де Варгаса вернули себе контроль над Нью-Мексико. Возобновление испанского господства назвали "бескровным завоеванием", так как лидеры пуэбло согласились признать власть испанского короля в обмен на защиту от кочевых племен. В девяностых годах XVII века пуэбло еще несколько раз восставали против европейцев, но к началу XVIII столетия испанцы полностью контролировали провинцию.

В 1706 году был построен форт Альбукерке, выросший в наше время в самый большой город Нью-Мексико.

До середины XIX века скотоводческие ранчо, фермы и поселки Нью-Мексико страдали от набегов команчей. В отличие от пуэбло, апачей и навахо, которые занимались земледелием и животноводством и, в той или иной степени, были оседлыми народами, команчи вели кочевой образ жизни, а их основным занятиям был грабеж. Нападения команчей были одной из основных причин медленного развития Нью-Мексико в XVIII столетии.

В 1807 году на север Нью-Мексико пришла первая американская экспедиция. Ее участники, прошедшие ранее под руководством Зебулона Пайка по землям Канзаса, Небраски и Колорадо, были задержаны испанскими властями и лишь только через полгода препровождены в Луизиану.

В 1821 году после провозглашения Мексикой независимости Нью-Мексико стал одной из провинций нового государства.

В 1836 году вновь провозглашенная Республика Техас объявила, в том числе, о своих претензиях на территорию Нью-Мексико к востоку от реки Рио-Гранде. В 1841 году правительство Техаса даже организовало в Санта-Фе торговую экспедицию с военным сопровождением, но ее участники были арестованы мексиканцами.

В 1848 году, после победы Соединенных Штатов Америки в американо-мексиканской войне, земли Нью-Мексико стал принадлежать США. В 1850 году была создана Территория Нью-Мексико, в которую вошли, кроме собственно современного Нью-Мексико, земли большей части Аризоны, а также частично Колорадо и Невады. В 1853 году в результате так называемой "Покупки Гадсдена" Соединенные Штаты выкупили у Мексики земли на юго-западе Нью-Мексико (и на юге Аризоны).

С началом Гражданской войны в США значительная часть Нью-Мексико была занята войсками Конфедерации, но уже в марте 1862 года, после битвы на перевале Глориета, армия Союза заставила южан отступить.

В послевоенные годы в Нью-Мексико продолжались столкновения с кочевыми индейцами. Правительство США построило несколько крепостей, защищавших поселения и маршруты торговых караванов, а также обеспечивало продуктами индейцев, согласившихся пересклиться в резервации. В 1864 году армии удалось разбить основные силы навахо, набеги апачей продолжались до восьмидесятых годов "века пара".

В 1878 году в Нью-Мексико пришла первая железная дорога, еще через два года она достигла Санта-Фе. До этого основным маршрутом, связывавшим территорию со Средним западом США, была "Тропа Санта-Фе", разведанная еще в начале XIX столетия и проходившая из Миссури через Канзас, Оклахому и Техас.

Появление железных дорог обусловило бурный рост как населения, так и экономики Нью-Мексико, в частности очень прибыльным занятием стало разведение крупного рогатого скота. Экономическое развитие вызвало целый ряд конфликтов, самым известным из которых стала "Война в округе Линкольн".

В 1876 году в Нью-Мексико приехал английский бизнесмен Джон Танстелл, который вместе с Джоном Чисамом и адвокатом Александром Максуином хотел заняться скотоводством. Однако они столкнулись с сопротивлением со стороны Лоренса Мерфи и Джеймса Долана, владельцев единственного в округе магазина, пользовавшихся поддержкой местных властей (в том числе шерифов Уильяма Брэди и Пэта Гарретта) и коррумпированных политиков. Танстелл и его партнеры наняли для защиты своих владений группу "боевиков", бывших ковбоев и мелких фермеров, а позднее - преступников, получивших название "регуляторы". Самый известный из "регуляторов" - Билли Кид ("Малыш Билли"), одна из наиболее колоритных и популярных в литературе и кинематографе США личностей времен Дикого Запада. Охотно принимали бандитов в свою "частную армию" и Мерфи с Доланом, в частности на них работали известные преступники Джесси Эванс и Джон Кинни.

В феврале 1878 года Танстелл был убит наемниками соперников, но противостояние продолжалось еще несколько месяцев. Всего в перестрелках "Войны в округе Линкольн" погибли двадцать два человека, многие были ранены. Лишь только в июле, после того, как в результате пятидневной осады в собственном доме был застрелен Максуин, Мерфи и Долан смогли полностью разогнать "регуляторов" и одержать победу.

В девяностых годах XIX века в Нью-Мексико началась добыча угля (в первую очередь для обеспечения железных дорог), а в 1909 было обнаружено первое месторождение нефти.

6 января 1912 года Нью-Мексико стал сорок седьмым штатом США.

Уже в первые десятилетия XX века живописная природа Нью-Мексико и самобытная культура его жителей сделали "Землю очарования" очень привлекательной для многочисленных людей искусства: художников, архитекторов, писателей. Уже тогда туризм стал играть важную роль в экономике штата.

В конце двадцатых годов двадцатого века через Нью-Мексико было проложено знаменитое шоссе 66, ставшее известным как "Главная улица Америки".

В годы Второй мировой войны на территории штата были созданы множество военных объектов, в том числе и лаборатория в Лос-Аламосе, в которой в рамках "Манхэттенского проекта" велись работы по созданию ядерного оружия. 16 июля 1945 года на полигоне Уайт-Сэндс неподалеку от города Аламогордо были проведены испытания первого в мире атомного взрывного устройства, получившего название "Тринити" ("Троица").

Летом 1947 года Нью-Мексико привлек внимание жителей Соединенных Штатов в связи с так называемым "Розуэлльским инцидентом". Тогда живший неподалеку от города Розуэлл фермер Уильям Брейзел обнаружил какие-то обломки, полоски резины и обрывки фольги. Он сообщил о находке местному шерифу, а тот, в свою очередь - военным. Непонятные объекты были собраны и увезены для исследований, а представитель авиабазы Розуэлл выпустил пресс-релиз, в котором, в частности, говорилось о "летающем диске". Новость моментально была подхвачена журналистами и впоследствии стала одним из самых известных случаев "обнаружения потерпевшего аварию НЛО". Практически "розуэлльские обломки" были, по всей видимости, остатками высотного воздушного шара, которые запускали тогда американские военные.

Материалы: http://prousa.info/new_mexico_history