1 ≫

80 лет назад, 12 августа 1937 года, из Москвы в сторону Северного полюса и далее по направлению к городу Фэрбенксу, что на Аляске (США), стартовал четырехмоторный самолет с шестью членами экипажа на борту под командованием 35-летнего Героя Советского Союза, участника Октябрьской революции и гражданской войны (несмотря на «буржуйское» происхождение – из польской дворянской семьи) Сигизмунда Александровича Леваневского (на фото в центре). На следующий день радиосвязь с экипажем прервалась. Навсегда.

О массовых расстрелах тогда еще не знали, формулировка приговора «10 лет без права переписки» была беспрецедентно суровой, но все-таки внушала надежду. В 37-м, году 20-летнего юбилея Великой Октябрьской социалистической революции, необычайно широко отмечалось 100-летие со дня гибели А.С. Пушкина, печальный юбилей; это был поистине пушкинский год. Но всем понятной сутью того дважды юбилейного и совершенно счастливого, справедливого для многих живших тогда советских людей года стало то, что в Советском Союзе уже родилось, выросло и было по-новому воспитано поколение молодежи, для которой Советская власть была единственно родной, своей, любимой. Во многом именно эти молодые люди ценой своей жизни спасут страну от нашествия нацистов. А еще в 37-м в СССР произошел пик рождаемости, и дело тут было не в слепой природе, а в политике правительства: накануне, в 36-м, были запрещены аборты. Политика и природа словно объединились, чтобы прикрыть новыми колыбелями братские могилы безвинно убиенных, что народ осознает гораздо позже или не поймет никогда. В 1937 году СССР посетил известный немецкий писатель Лион Фейхтвангер, который в своем художественном отчете о путешествии «Москва 1937» поддержал советских людей в их «наивной гордости и усердии». Наконец, именно на 1937 год пришелся пик деятельности знаменитого посла США в СССР Джозефа Дэвиса, который чувствовал искреннюю симпатию к своему тезке Иосифу Сталину, много сделал для развития отношений между двумя великими странами, написал книгу и снял фильм о достижениях СССР и, в конце концов, был награжден советским орденом Ленина.

На советском радио и в советском кино безоговорочно царил дух оптимистической комедии и светлой драмы. Всё должно было получаться! Но получалось не всё.

Одной из самых серьезных неудач в том ярком до рези в глазах и в сердце году явился в середине августа перелет через Северный полюс Сигизмунда Леваневского, Николая Кастанаева, Виктора Левченко, Николая Галковского, Николая Годовикова и Григория Побежимова. Первую высоту – достижение точки в небе над Северным полюсом первый пилот взял легко. Гибельные сложности начались на последней трети пути. Главной из них, скорее всего, стало обледенение корпуса самолета.

– Уже на высоте трех тысяч метров резко понижается температура воздуха, – объясняет мне Ю.П. Сальников, руководитель российской части совместной с США экспедиции по поиску самолета Леваневского. – Они не раз протыкались сквозь облака. А это влага. И их самолет обледенел до «белого фарфора». Это знаете, как? Не кусочки льда, а слитый лед. Он тяжелый, и тянет самолет вниз.

– Как это всё обидно. Леваневский летел по куда более короткому маршруту, чем экипажи Валерия Чкалова и Михаила Громова, которые удачно долетели до Америки через Северный полюс летом того же 1937 года, – всего 6650 километров.

– Действительно, это был до метра рассчитанный самый короткий маршрут от Москвы до первого значительного города на территории США. Наши политики пытались при этом еще и выстроить свою дипломатическую игру: раз те, первые, перелеты оказались столь успешны, то если маршрут Леваневского еще короче, давайте объявим его первым пробным рейсом на будущей международной трассе «Москва – Северный полюс – Фэрбенкс»! Чкалов и Громов летели из Москвы сразу в Америку – Сиэтл, Сан-Франциско, а мы-то после полюса свернули вправо, на Аляску. Я имею в виду экипаж Леваневского, конечно.

Юрий Петрович уточнил, поправился, но оговорка оказалась знаменательной: «Мы».

Тележурналист, кинодокументалист, действительный член Русского географического общества и член Союза кинематографистов РФ, Ю.П. Сальников уже несколько десятков лет занимается вместе с более молодыми коллегами поисками пропавшего экипажа и самолета Леваневского.

Два раза, в 2013 и 2015 годах, летал на Аляску. Два года назад заручился поддержкой местного жителя, хорошо образованного эскимоса-инуита Джеймса Таалака из деревни Нюксут, который отвечает за международные связи этой деревни с остальным миром: «Приезжайте еще, поможем, чем можем». В тех местах все эскимосы знают о беде русских, которые, возможно, именно там потеряли своих товарищей.

Но почему, почему потеряли?

Юрий Петрович Сальников рассказывает о двух возможных причинах трагедии:

– Те первые, Чкалов и Громов, были по профессии летчиками-испытателями. При полете они, возможно, лучше чувствовали свои самолеты, начинали маневрировать, спускаться-подниматься, чтобы солнце наверху, над облаками, растопило лед и не случилось обледенения. Леваневский же был опытным полярным летчиком, но летчиком-испытателем он не был.

– Слишком короткие сроки усовершенствования самолета. Лететь должны были на самолете ДБ-А конструкции В.Ф. Болховитинова. Аббревиатура расшифровывается как дальний бомбардировщик «Академия». Это был бомбардировщик очень высокого класса. Было принято решение сделать его гражданским судном, самолетом полярной авиации. Официально на модернизацию дали в приказе три месяца. Но наступала полярная зима, полярная ночь, и Михаил Каганович, высокопоставленное лицо в авиационной промышленности, брат Лазаря Моисеевича Кагановича, стал требовать завершить все переделки за два-полтора месяца. Болховитинову стало плохо. Но. приказ есть приказ. Конструкторы, рабочие и экипаж были вынуждены переехать жить на аэродром, и в результате уложились в полтора месяца. Отныне самолет назывался Н-209.

Тогда, в августе 1937-го, сразу после того, как 13-го числа связь с Н-209 прервалась, на поиски экипажа Леваневского были брошены все силы.

Начальник Главсевморпути, известнейший исследователь Арктики, Герой Советского Союза, ученый-математик, академик, будущий вице-президент АН СССР О.Ю. Шмидт заявлял журналистам, что в этих поисках участвуют 15 отечественных и 7 американских самолетов. От мыса Шмидта в советском секторе Арктики в сторону мыса Барроу на Аляске вышел ледокол «Красин». Принимались все версии того, где приземлился или где упал самолет Н-209: побережье Аляски (США), приполярные острова Канады, Чукотка, Якутия. Основные поиски предполагались в двухстах милях восточнее мыса Барроу, у мыса Оликток, где эскимосы именно в те дни видели падение «большого самолета».

В организации поисков активнейшее участие принял журналист и дипломат, сотрудник дипмиссии в США, затем Поверенный в делах СССР в США, далее Чезвычайный и Полномочный посол нашей страны в Соединенных Штатах Америки К.А. Уманский. Но его усилия не завершились успехом. Да и самого дипломата ждала ужасная судьба. В 1943 году его дочь, школьница Нина Уманская была застрелена на Б. Каменном мосту в Москве неподалеку от Дома на Набережной, по версии следствия, сыном другого высокопоставленного советского деятеля, сразу же покончившим с собой. А через неполные два года Константин Александрович Уманский, к тому времени посол СССР в Мексике и по совместительству в Коста-Рике, погиб с женой в авиакатастрофе по пути в Коста-Рику.

Исследователь судьбы Сигизмунда Леваневского и многих других покорителей Арктики Ю.П. Сальников убежден в том, что трагедия или, возможно, на первых порах драма с экипажем Леваневского произошла в районе аляскинского мыса Барроу. Его версия такова:

«Спустя 80 лет поражает мнение Уманского, наверняка согласованное с О.Ю. Шмидтом, что где-то ближе к Аляске на дрейфующем льду расположился "лагерь Леваневского". Но "Красин" оказался бессильным против паковых льдов, забивших бухту плоского мыса Барроу. Радиоинженер С. Смирнов к перелёту смонтировал и привёл в действие радиолокатор в Фэрбенксе для контроля полёта Н-209 после полюса.

Но сведений о его работе не сохранилось. Радиостанция "Красина" стала служить радиоприводом для поисковых полётов со стороны Аляски. Самолёт У-2 выгрузили на лёд с ледокола, и лётчик Котюхов попытался взлететь с соседней льдины, но наткнулся на торос и сломал винт. Восточный ветер нагнал в бухту лёд. Летающая лодка (гидросамолет – Т.К.) В. Задкова пришвартовалась к большому ледяному полю. Поднялся сильный восточный ветер. Льды пришли в движение, и члены экипажа Задкова стали баграми отпихивать льдины. Поднять самолёт на ледокол оказалось невозможно, и льды раздавили летающую лодку. Активно наступали зимние морозы. "Красину" пришлось возвращаться домой на Чукотку. Летчик А. Грацианский прилетел в Барроу, совершил несколько поисковых полётов. Благополучно искал и "приледнялся" и на лыжах в Барроу. Наступала полярная ночь. Экипажу Грацианского, по просьбе мэра Фэрбенкса, пришлось на обратном пути остановиться в их аэропорту и встретиться с местными жителями и мэром. Грацианский рассказал об экипаже Леваневского и задачах Вилкинса, который запланировал поисковые полёты во время полярной ночи при лунном освещении. Местные жители рассказали ему, что видели огни в океане и в прибрежных горах, но специалисты объяснили, что это был свет Юпитера. Такая же ошибка была у Папанина: кто-то увидел оранжевый свет, идущий от горизонта. Они вообразили, что к ним идёт экипаж Леваневского – фонариком "летучая мышь" светит – и побежали навстречу, пока Е. Фёдоров не закричал: "Да это же Венера!".

…Если обледенение самолёта привело к вынужденной посадке – или машина ушла под воду – это трагический финал перелёта.

Но в конце аварийной радиограммы с борта самолета Леваневского была осторожная фраза: "Предполагаем совершить посадку. "

До папанинцев нужно было лететь 250-300 км при сильном попутном ветре. Четверка полярников несколько дней очищала полосу от торосов и рисовала посадочные знаки. Из всех вариантов поворотов к Гренландии, острову Элсмир (600-700 км), побережью Аляски (1500-1700 км) папанинская льдина – наиболее предпочтительная точка посадки 13 августа 1937 г. Почему-то экипаж не использовал такую возможность. Эту гипотезу никогда не обсуждали.

В 80-годах прошлого века научный сотрудник Ленинградского научно-исследовательского института Арктики и Антарктики (ААНИИ) Л.П. Куперов изучил материалы наблюдений в августе 1937 г. и установил, что приборы полярной станции в бухте Тихая (Земля Франца-Иосифа) и Гринвичской обсерватории зафиксировали вспышку на Солнце 12 августа 1937 г. Она привела приполюсной район ионосферы к возмущению и к ограниченному прохождению радиоволн.

Наконец, самая интересная находка – в Архиве внешней политики российского МИДа – «Записка» доктора Х. Келлемса – священника и путешественника, приплывшего на собственной шхуне «Пандора» на мыс Барроу осенью 1938 года. Он доставил самодельный памятник Вилли Посту и его другу-журналисту У. Роджерсу: они погибли при подготовке к перелёту в 1935 г. через Северный полюс в СССР. От трёх инуитов он узнал, что 15 августа (?) 1937 года, год назад, они услышали громкий шум моторов и увидели "летательный аппарат", который быстро летел между островками Тэтис и Спай в море Бофорта. Неожиданно он упал в воду, вызвав большой всплеск. Был дождь и небольшой шторм, который стих к утру. Охотники подплыли на каяках и увидели большое масляное пятно, захлестнувшееся на Тэтис. Несколько суток Х. Келлемс с инуитами искал место катастрофы. Но начиналась зима, и шхуна вернулась в Калифорнию – домой. Келлемс поверил охотникам, написал "Записку" в советское посольство и был уверен, что Советский Союз пригласит его участвовать в поисках на следующий год, но началась Вторая мировая война.

Только в 1989 г. доктор Д. Стоун – директор Института геофизики при университете г.Фэрбенкса (Аляска) провёл поисковую экспедицию со своими аспирантами и волонтёрами. В 1990 г они обнаружили более 20 аномалий. С 2013 г. к американцам присоединилась небольшая российская поисковая группа, которая получила Грант Русского Географического Общества (1.5 млн рублей и добровольное пожертвование от Газпрома – тоже 1,5 млн руб.).

Когда президент России В. Путин вручал сертификат Гранта члену нашей поисковой группы, он твердо сказал: "Леваневского надо обязательно найти!".

Обрадованная таким напутствием, наша группа побывала на островах Тэтис и Спай в море Бофорта и узнала, что глубина шельфа там всего 6 метров. Но в 2013 году мы прилетели слишком поздно: начиналась зима – сильные ветры, молодой лёд, опасный для резиновых лодок «Зодиак» геофизиков. Командир вертолёта Рон Шердаун, ветеран Арктики (ищет самолёт Леваневского с 1962 года!) убедил нас перенести поиски на следующий год. Экспедиция по извлечению аномалий планировалась на 2014 год, но начались санкции. В 2015 г. нам удалось слетать в Барроу и в инуитскую деревню Нюксут, чтобы встретиться с родственниками тех охотников, которые видели падение большого самолёта в 1937 г. Внук одного из свидетелей рассказал, что в 1998 г. он с братом отправился охотиться на кита (в каяке было четыре человека). Неожиданно лодка налетела на подводное препятствие, и мотор заглох. Осмотр показал, что винт был повреждён. Лодку отбуксировали к берегу. Винт заменили. Больше столкновений не было. Когда в 2016 г. мы обратились в наше Географическое общество, получили ответ: найдите самолёт, тогда мы будем искать средства. К сожалению, американские поисковики тоже не получили поддержки в 16-17 годах, хотя американский Посол в РФ Д. Тэффт поддержал идею экспедиции и рекомендовал подать заявку на американский Грант 2017 года. Но наши коллеги с Аляски не успели оформить все документы вовремя.

В США и Канаде члены поисковой группы объявили сбор добровольных пожертвований. Разгадка трагической «мистерии Леваневского» сейчас стоит, по утверждению американских коллег, всего $ 30-40 тысяч. Доктор Дэвид Стоун хранит карту, где обозначено место каждой аномалии – их надо извлечь с глубины 6 метров и идентифицировать находки в Сиэтле на "Боинге" или в Москве в Космическом Центре им М.В. Хруничева (в 30-х годах прошлого века он назывался 22-м авиазаводом и построил этот четырёхмоторный самолёт Н-209 для трансполярного перелёта)».

Кстати, в понедельник, 14 августа 2017 года, в Центре имени Хруничева состоялся митинг с возложением цветов к памятнику экипажу Сигизмунда Леваневского.

Больше таких памятников на территории России нет. Есть в Польше, в городе Сокулка, – и сразу двум Леваневским: советскому летчику Сигизмунду и его брату Юзефу, польскому летчику, погибшему в авиакатастрофе на территории СССР, когда он пытался поставить рекорд на дальность перелета. То было время гибельных рекордов.

Юрию Сальникову – 82 года. Его американский коллега Дейв Стоун на два года старше, и он уже на пенсии. Готов внести $ 5 тысяч личных сбережений и надеется на добровольные пожертвования, чтобы собрать необходимые средства для поисков самолета Леваневского с воды или со льда в 2018 году. Может, и россияне помогут?

Не будет большим преувеличением сказать, что два удачных перелета через Северный полюс в США под руководством Валерия Чкалова и Михаила Громова, а особенно совместные поиски пропавшей экспедиции Сигизмунда Леваневского, происходившие всего за два года до начала Второй мировой войны, необыкновенно сблизили советский и американский народы, немало поспособствовали тому, что мы стали союзниками в борьбе против общего врага с его человеконенавистнической дурью. То, что американцы и русские сейчас вместе крутятся вокруг Земли на международной космической станции, объясняется не только надежностью и продвинутостью нашей техники и платежеспособностью американцев или какими-то иными причинами, но и тем, что несколько поколений назад мы стали почти друзьями. Люди неблизких идеологий в той совместной радости и совместной печали поняли, что общего между нами гораздо больше, чем противоречий.

А меня все мучает вопрос – трудно поверить, что святое дело поисков следов пропавшей экспедиции Сигизмунда Леваневского и его пяти товарищей держится только на энтузиазме двух немолодых людей – русского и пенсионера-американца – и энергичном предложении президента России «Леваневского надо обязательно найти». Разве не должна широкая общественность поддержать усилия Юрия Сальникова с Дейвом Стоуном и призыв Владимира Владимировича «найти Леваневского»?

Специально для «Столетия»

Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».

Зарегистрировано в Роскомнадзоре.

Cвидетельство о регистрации средства массовой

информации Эл № ФС77-42440 от 21 октября 2010 года.

Материалы: http://www.stoletie.ru/versia/tajna_gibeli_sigizmunda_levanevskogo_929.htm

2 ≫

В список на награждение звездой Героя Советского Союза его внес лично Сталин. Оправдать доверие, оправдаться перед собой — такой стала жизненная установка Сигизмунда Леваневского, и она привела пилота к гибели

12 августа 1937 года из Москвы в Америку с тайным грузом на борту вылетел самолет ДБ-А под командованием летчика Леваневского. 13 августа в 17:53 от экипажа пришла радиограмма. Она оказалась последней — самолет исчез. Он не найден до сих пор.

В отличие от других летчиков, получивших звание Героя за спасение в 1934 году челюскинцев, Сигизмунд Леваневский не вывез со льдов Карского моря ни одного человека. Он доставил врача в базовый лагерь, а до челюскинцев не долетел из-за неполадок с самолетом. Но имя Леваневского в список на награждение внес сам Сталин. Почему летчик, который еще вчера мало кому был известен, вдруг попал в милость вождя, неясно. Но клеймо «любимчик Сталина» прицепилось к пилоту навсегда. С этого момента началась гонка Леваневского с самим собой.

Слева направо: американский летчик Джо Кроссен, летчик полярной авиации Маврикий Слепнев, уполномоченный правительственной комиссии Георгий Ушаков, советский летчик польского происхождения Сигизмунд Леваневский и радист аэродрома города Фэрбенкс на Аляске в 1934 году

3 августа 1935 года Леваневский на самолете АНТ-25 со вторым пилотом Георгием Байдуковым и штурманом Виктором Левченко стартовал из Москвы. Но через несколько часов, пролетая над Баренцевым морем, летчики заметили утечку масла. Леваневский приказал разворачивать самолет, но Байдуков настаивал на продолжении полета. Командир экипажа достал пистолет. Ослушаться Леваневского боялись: он не пощадит того, кто не выполнит приказ. Однажды подобное уже случалось. При спасении американского летчика Джеймса Маттерна, совершившего аварийную посадку на Чукотке, Леваневский чуть не пристрелил матроса, взявшего шоколадку из неприкосновенного запаса.

Максимальная скорость: 200 км/ч

Максимальная дальность полета: 10 000 км

По возвращении в Москву весь экипаж вызвали на политбюро, где присутствовали Сталин, Молотов, Ворошилов и, конечно же, авиаконструктор Туполев.

— Я считаю, что Туполев — враг народа, — заявил чуть ли не с порога Леваневский. — На его самолетах летать отказываюсь и прошу занести это в протокол!

Иосиф Сталин, Григорий Орджоникидзе и Валерий Чкалов на центральном московском аэродроме в мае 1935 года

Вождь выслушал летчика и предложил Леваневскому лететь в Америку и найти подходящий самолет там.

— Эта поездка будет бесмысленной, — вмешался Байдуков. — В Америке таких самолетов нет.

— И что вы предлагает? — грозно спросил вождь.

— Прошу разрешить мне остаться и выполнить мои обязанности.

Байдуков верил, что АНТ-25 — единственный существующий самолет, на котором трансконтинентальный перелет возможен. А Леваневский начал подыскивать другую машину для осуществления мечты.

Обманный маневр: Камчатка вместо Америки

Байдуков оказался быстрее. Почти год он проводил испытания АНТ-25, не оставляя идею долететь до США, но понимая, что после неудачного перелета Леваневского получить разрешение на вторую попытку будет непросто.

Байдуков обратился к другу, летчику-испытателю Валерию Чкалову. Тот отказался, но спустя две недели в гостях у Байдукова сказал: «Хорошо, в команду войти готов, но верховодить отказываюсь». На встрече с вождем Байдуков и Чкалов рассказали о задумке. «Вы мне сейчас вот как нужны на Дальнем Востоке», — проведя рукой возле горла, сказал Сталин. Больше вопрос не обсуждался. Но уже на следующий день на собрании, посвященном летчикам-орденоносцам, вождь с трибуны заявил, что принято решение об уникальном перелете из Москвы… но не в США, а на Дальний Восток. Протяженность маршрута — около 9000 километров (примерно на 3000 километров меньше, чем до Америки). Затем Сталин обратился к залу: «Товарищ Чкалов, вы здесь? А я думал, вы уже на Камчатке».

Почтовая марка стоимостью 10 копеек с изображением Леваневского была впущена в 1935 году. После попытки перелета Москва — Северный полюс — Сан-Франциско на марках появмлась надпечатка с данными о планировавшемся полете. Цена возросла до одного рубля

20 июля 1936 года самолет АНТ-25 стартовал из Москвы. Через 56 часов экипаж приземлился на песчаной косе острова Удд в Охотском море. Там же на самолете была сделана надпись: «Сталинский маршрут».

Почему вместо полета в Америку их отправили на Камчатку? Один из вариантов ответа дал маршал Василий Блюхер, встречавший экипаж в Хабаровске: «Ваш прилет сюда — это две ударные армии против японцев». Этим полетом СССР мягко намекнул Японии, что в случае нападения сможет доставить авиацию не только в Хабаровск.

Друзья-конкуренты: два успеха

Леваневский продолжал испытания ДБ-А, но Болховитинов не успевал устранить неполадки. Летчик смирился с тем, что первым полететь в США он не успеет.

Разработчик: В. Ф. Болховитинов

Максимальная скорость: 316 км/ч

Максимальная дальность полета: 7220 км

Судьба готовила еще один сюрприз — вновь появился Михаил Громов. На заседании политбюро он попросил у Сталина разрешения стартовать через 40 минут после Чкалова. Два самолета повышали шансы на успех. Вождь не возражал. После заседания Громов отправился на Щелковский (ныне Чкаловский) аэродром и обнаружил, что с его самолета сняли двигатель. Летчик понял, что сможет вылететь только через месяц. Случайно ли это было — вопрос. Но известно, что Сталин недолюбливал Громова. Вождь знал: если Громов полетит, он обгонит Чкалова.

Маршруты рекордных перелетов

Леваневский, вылет 3 августа 1935 года

Чкалов, Байдуков, Беляков, вылет 20 июля 1936 года, 9375 км, 56 часов 20 минут

Чкалов, Байдуков, вылет 18 июня 1937 года, 8504 км, 63 часа 16 минут

Громов, вылет 12 июля 1937 года, 11 500 км, 62 часа 17 минут

Леваневский, вылет 12 августа 1937 года, примерно 25 часов

20 июня 1937 года на аэродроме Пирсон-Филд в Ванкувере после 63 часов беспосадочного полета приземлился советский самолет АНТ-25. Маршрут Москва — Северный полюс — Сан-Франциско не удалось завершить. Чкалов долетел до Юджина, но из-за погодных условий и перерасхода топлива пришлось развернуть самолет и сесть в Ванкувере. Тем не менее он был признан летчиком, совершившим первый трансполярный перелет.

Громов с экипажем сократили продовольствие, избавились от лишнего груза и, более того, спилили головки всех болтов на самолете, облегчив таким образом его на 200 килограммов. Через месяц после рекорда Чкалова экипаж Громова на АНТ-25 , пролетев по времени на час меньше, добрался до мексиканской границы и радировал, что топлива хватает до Панамы. Но у него не было разрешения лететь через Мексику, самолет посадили в Сан-Хасинто на фермерском поле.

«В начале прошлого года во время ремонта на даче легендарного советского летчика-испытателя Георгия Байдукова тележурналист Дмитрий Хаустов, супруг внучки Байдукова, обнаружил за шкафом заколоченную фанерой нишу. Там хранился архив летчика. Хаустов предложил коллеге и другу Валдису пельшу, увлекающемуся историей русской авиации, снять фильм. Весной Пельш представил доклад в Русском географическом обществе и выиграл грант в пять миллионов рублей на съемки фильма с рабочим названием «Люди, сделавшие мир круглым».

— Все, кто писал и говорил раньше о причинах гибели самолета Леваневского, дишь выдвигали гипотезы, — рассказывает Валдис Пельш. — Но мы нашли подтверждение того, что произошло. В архиве Байдукова, испытывавшего ДБ-А, были обнаружены полетные листы. В документах написано, что при подъеме на высоту более 4 000 метров греется крайний правый двигатель, машина обладает очень плохой продольной устойчивостью. Об этом и говорилось в последнем сообщении с борта. Двигатель отказывает, они снижаются, а под ними — облачный фронт. Машина обледеневает, а из-за малой продольной устойчивости клююет носом и падает. Леваневский знал, что с самолетом есть проблемы, но, авантюрист по натуре, в этот раз он рискнул. Решение стало роковым.

Материалы: http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/8501/

3 ≫

Русские и американцы уверены, что следы погибшего экипажа нужно искать на Аляске

Экспертная комиссия Русского географического общества (РГО) подвела итоги завершившейся в сентябре на территории США экспедиции по поиску останков экипажа и фрагментов самолета, на котором 12 августа 1937 года ушел в последний полет над Арктикой знаменитый летчик Сигизмунд Леваневский.

Один из первых Героев Советского Союза, получивший высокое звание за спасение команды и пассажиров ледокола «Челюскин» в 1934 году.

Напомним: четырёхмоторный экспериментальный самолёт ДБ-А с бортовым номером Н-209 и экипажем из шести человек под командованием Леваневского отправился в полёт из Москвы через Северный полюс в Фэрбенкс, штат Аляска. Радиосвязь с самолётом прервалась 13 августа, в 17.58 мск, сразу после того как он пролетел район Северного полюса. Последнее, что успел сообщить Леваневский: «Отказал крайний правый двигатель, идем в сплошной облачности, обледенение…». С тех пор о пропавших летчиках ничего не известно.

Нынешнюю поисковую экспедицию возглавил действительный член РГО, журналист и кинорежиссер Юрий Сальников. Вместе с ним работали и американцы: директор института геофизики Фэрбенкса Дэвид Стоун, его ученик Дэннис Терстон, историк доктор Дэвид Нортон, профессор университета Фэрбенкса Тамара Линкольн. А еще - канадец Билл Тума, лучший в мире специалист по поиску самолетов и кораблей, затонувших в океане.

Маршрут поисковой экспедиции готовился совместно с геофизиками института Фэрбенкса с целью проверки «аляскинской» версии гибели экипажа. Группа получила от губернатора Аляски Шона Парнела и государственного археолога штата Аляска Ричарда Вандерхоека разрешение на проведение магнитометрических исследований в акватории моря Бофорта, в районе островов Тетис и Спай.

Наш корреспондент встретился с начальником поисковой экспедиции Юрием Сальниковым.

«СП»: - Юрий, почему вы вообще занялись выяснением судьбы экипажа Леваневского?

- В 1975 году я в качестве режиссера съемочной группы Центрального телевидения, участвовал в перелете в США по так называемому «чкаловскому маршруту». То есть нам предстояло проделать тот же путь, что и Валерию Чкалову, Георгию Байдукову и Александру Беляеву. 18 июня 1937 года они на самолете АНТ-25 вылетели из Москвы, прошли над Северным полюсом и впервые без посадки приземлились в США. Это был триумф советской авиации.

Американцы того подвига не забыли. В 1975 году они решили у себя открыть памятник Чкалову и назвали улицу именем легендарного пилота. По этому случаю в Москве и решено было вновь пролететь тем же путем на пассажирском авиалайнере Ил-62М с бортовым номером 88614, который пилотировал Юрий Зеленков.

Любопытная деталь: сначала с подачи губернатора штата Вашингтон планировали лететь на американском «Боинге». Но закусил удила министр Гражданской авиации СССР Борис Бугаев: «Чего это вдруг? Ведь экипаж Чкалова в 1937 году летел в США на нашем самолете!»

В общем, полетели мы на еще пахнущем свежей краской новеньком Иле. С нами отправились в США и здравствовавшие тогда члены чкаловского экипажа Георгий Байдуков и Александр Беляков. Естественно, были они в солидном возрасте. А еще летел сын Чкалова Игорь Валерьевич.

Помню, в лайнере перед полетом оборудовали салон первого класса: установили там две кровати - для Белякова и Байдукова. Считали, что иначе старикам будет трудно выдержать в креслах весь полет.

Когда пролетали над Северным полюсом, я попросил хорошо знакомого мне штурмана Володю Степаненко объявить об этом по трансляции. Стюардессы внесли бокалы с шампанским. И тут Беляков и Байдуков, глядя в иллюминатор, подозвали меня: «А знаешь ли ты, Юра, что где-то здесь упал самолет Леваневского?»

Я удивился: «Так ведь нигде не сказано, что он упал именно здесь?» «Но именно отсюда была радиограмма Леваневского об отказе двигателя», - сказал Александр Васильевич.

В общем, с тех пор я и заболел этой темой.

«СП»: - Судя по активному участию в экспедиции американцев, вы склоняетесь к мысли, что самолет Леваневского все же долетел до Аляски? Но почему? Ведь существует еще несколько версий места гибели легендарного экипажа. Включая и Якутию, и дно Ледовитого океана, и остров Эллсмир в канадской Арктике?

- «Якутскую» версию «закрыла» поисковая экспедиция газеты «Советская Россия» в 1986 году. Она убедительно доказала, что самолет Леваневского упал не там.

Действительно, существует еще несколько версий. Например, как я уже говорил, Байдуков и Беляков были уверены, что катастрофа произошла как раз над тем местом, где оборвалась связь с экипажем. Мне же, отдавшему 37 лет этой теме, представляется наиболее верной именно «аляскинская» версия.

Она подтверждается вот чем: через день после катастрофы иннуиты (племя эскимосов на Аляске) вдруг наткнулись на маслянистое пятно в ложбинке острова Тэтис. О чем и поведали торговцу Джеку Смиту. Да еще добавили, что у них на глазах упал в воду «большой летательный аппарат». Смит лишь через неделю подплыл к предполагаемому месту падения самолета - пятна уже не было. Но он поверил иннуитам.

Поделился новостью с радистом Стэнли Морганом с военного поста на мысе Барроу. Тот сразу сообразил, что речь могла идти о пропавшем русском самолёте. Послал радиограмму начальству в Сиэтл. Оттуда новость направили в Вашингтон. Затем она попала в советское посольство, с которым вступил в переписку калифорнийский священник и путешественник Гомер Келлемс. Тот самостоятельно начал поиски, убеждённо рассказывая всем, что знает, где произошла трагедия.

Только в 1939 году документы с его записями о тех поисках попали в Москву. Но уже началась Вторая мировая война. Стало не до Леваневского и его экипажа.

«СП»: - Эта версия нашла подтверждение во время вашей сентябрьской экспедиции?

- В сентябре мы совершили два полёта с мыса Оликток, откуда инуиты в бинокль видели падение самолёта. Мы готовы были продолжать полеты, но началась зима. Наши американские и канадские коллеги успокаивали: в следующем году приезжайте в июле и обязательно найдём пропавший самолет.

Кстати, в сентябре у нас состоялась на Аляске еще одна очень обнадеживающая встреча. Одна 85-летняя женщина вспомнила, как в 1937 году, когда она с родителями была у побережья, услышала мощный звук из облаков, напоминающий звук самолета (эту встречу мы записали на видео).

«Лет пять назад, - продолжил ее сын, - охотники, отправившиеся за китом на пластмассовой моторной лодке, вблизи островов Тэтис и Спай натолкнулись на неизвестное подводное препятствие. Дно лодки было повреждено, ее отбуксировали к берегу, чтобы починить».

Конечно, мы ухватились за эту информацию. Тем более, что рассказчик пообещал найти тех охотников и с их помощью указать на карте место столкновения. Но пока тянет с ответом.

«СП»: - Все же вам не кажется, что американцы и канадцы как-то трепетнее нас относятся к историческим полетам Чкалова и Леваневского?

- Это так. В Ванкувере давно существует улица Чкалова. А в Фэрбенксе - улица Леваневского.

«СП»: - У вас есть уверенность, что поиски самолета Леваневского будут продолжены?

- Все зависит от того, выделит ли нам грант РГО. Мы-то готовы. Учли прежние ошибки и знаем, что дальше делать. Тайна гибели экипажа Леваневского должна быть раскрыта…

Материалы: http://yarcenter.ru/content/view/71742/