1 ≫

Тип: реферат Добавлен 23:28:42 15 сентября 2011 Похожие работы

Просмотров: 810 Комментариев: 0 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно Скачать

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственный Университет Управления

на тему: «К.-Г. Юнг об архетипах коллективного бессознательного»

Выполнил(а): студент(ка) ИИСУ

специальности инф. мен-т 3-1 в/о

Куликова Ирина Александровна

Шахматова Елена Васильевна

Москва 2004 год СОДЕРЖАНИЕ

2. Аналитическая психология К.Г.Юнга

2.2 Архетип коллективного бессознательного

2.3. Психологические типы личности

3. Другие психологические теории

5. СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Психологическое познание столь же древне, как сам человек. Он не мог бы существовать, не ориентируясь в мотивах поведения и свойствах характера своих ближних.

В последнее время растет интерес к вопросам человеческого поведения и поискам смысла человеческого существования. Руководители изучают как работать с подчиненными, родители посещают курсы по воспитанию детей, супруги учатся общаться друг с другом и “грамотно ссориться“, преподаватели изучают как помочь справиться с эмоциональным волнением и чувством растерянности своим студентам и учащимся других учебных заведений.

Наряду с интересом к материальному благосостоянию и к бизнесу многие люди стремятся помочь себе и понять, что значит быть человеком. Стремятся разобраться в своем поведении, развить веру в себя, свои силы. Осознать неосознанные стороны личности, сосредоточиться прежде всего на том, что происходит с ними в настоящее время.

Когда психологи обращаются к изучению личности, что, пожалуй, первое, с чем они сталкиваются, это многообразие свойств и их проявлений в ее поведении. Интересы и мотивы, склонности и способности, характер и темперамент, идеалы, ценностные ориентации, волевые, эмоциональные и интеллектуальные особенности, соотношение сознательного и несознательного (подсознательного) и многое другое - вот далеко неполный перечень характеристик, с которыми приходится иметь дело, если мы пытаемся нарисовать психологический портрет личности.

Обладая многообразием свойств, личность вместе с тем представляет собой единое целое. Отсюда вытекают две взаимосвязанные задачи: во-первых, понять все множество свойств личности как систему, выделив в ней то, что принято называть системообразующим фактором (или свойством), и, во-вторых, раскрыть объективные основания этой системы.

Аналитическая психология Юнга помогает нам лучше понять поведение личности во взаимоотношении с окружающими т.е. социальную сторону его поведения. Это вызывает особый интерес социологов и несомненно приносит пользу в практической деятельности руководителя - воспитателя трудового коллектива.

2. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ К.Г.ЮНГА

2.1. Карл Густав Юнг

Карл Густав Юнг( 1875 - 1961) - швейцарский врач-психиатр, психолог и культуролог, основатель аналитической психологии. Выходец из семьи протестантского священника, К. Г. Юнг окончил медицинский факультет Базельского университета, работал врачом-психиатром в клинике Э. Блейлера. В течение нескольких лет сотрудничал с З. Фрейдом. После разрыва с основателем психоанализа возглавил Международное общество психотерапевтов и продолжил научно-исследовательскую деятельность, основными темами которой стали не только медико-психологические, но, прежде всего, культурологические и философские проблемы.

Наряду с индивидуальным бессознательным, исследуемым традиционным психоанализом. Юнг предложил анализировать коллективное бессознательное, акцентируя внимание не столько на психике индивида, сколько на глубинной психологии этносов, составляющих человечество.

В числе основных заслуг К. Г. Юнга, принесших ему мировую известность и оказавших колоссальное воздействие на современную гуманитарную мысль - создание теории архетипов коллективного бессознательного.

2.2. Архетип коллективного бессознательного.

Как известно, глубинная психология есть общее название для обозначения психологических явлений, выдвигающих среди прочего идею о независимости психики от сознания и стремления обосновать фактическое существование этой независимой от сознания психики и выявить ее содержание. Условно глубинную психологию разделяют на классическую и современную.

Классическая глубинная психология представлена концепцией Зигмунда Фрейда.

Аналитическая психология - одна из школ глубинной психологии, базирующаяся на понятиях и открытиях человеческой психики, сделанных Карлом Густавом Юнгом.

В 1908 г. была организована Международная психоаналитическая ассоциация. Одним из наиболее активных ее деятелей становится К. Юнг (1875-1961) - швейцарский психиатр, еще до сближения с Фрейдом приобретший известность изобретенным им тестом на ассоциацию слов. Тест требует от подвергаемого испытанию лица возможно более быстрой реакции на предъявляемое слово любым другим словом. Заторможенность этой реакции, непонимание слова-раздражителя или его механическое повторение (совместно с другими реакциями, в частности изменением пульса, электрического сопротивления кожи и т.д.) рассматривались как «индикатор комплекса», т.е. как указание на эмоционально окрашенные представления, сообщение о которых является для испытуемого нежелательным.

Юнг работал под руководством известного психиатра Е. Блейлера, а также под руководством Жане. Мысль о том, что ассоциации могут быть использованы для изучения скрытых тенденций личности, а не только памяти и мышления, носилась тогда в воздухе. Юнг пришел к ней независимо от Фрейда. Познакомившись же с теорией Фрейда, он стал применять ее в психиатрической клинике.

Через несколько лет Юнг разошелся с Фрейдом, выдвинув собственную систему, названную им «аналитической психологией». Одним из ее центральных пунктов стало «учение о коллективном бессознательном».

Подобно инстинктам животных, у человека, согласно Юнгу, врожденными для различных рас являются архетипы, представляющие не индивидуальное, а коллективное бессознательное. Архетипы - априорные организаторы нашего опыта, невидимый ультрафиолетовый конец психического спектра. Они обнаруживаются в сновидениях, фантазиях, галлюцинациях, психический расстройствах, а также в творениях культуры. В качестве объекта своих спекуляций Юнг выбрал историю алхимии, символы которой, по его мнению, запечатлели стремление к «индивидуации», выражающей потребность индивидуальной души синтезировать присущее ей коллективно-бессознательное начало с элементами собственного познания.

Гипотеза коллективного бессознательного принадлежит к классу идей, которые людям поначалу кажутся странными, но скоро входят в их жизнь как знакомые концепции. Так было с понятием бессознательного вообще. После того, как философское понятие бессознательного в той форме, как мы его находим у Каруса и Гартмана, исчезло под всепоглощающей волной материализма и эмпиризма, едва ли оставив после себя пену, оно постепенно появилось вновь на научном горизонте медицинской психологии.

Вначале понятие бессознательного лишь обозначало подавленное или забытое содержание. Даже у Фрейда, у которого бессознательное " по крайней мере, метафорически " принимает роль активного субъекта, оно на самом деле является не чем иным, как только местоположением забытого и вытесненного содержания, и имеет функциональное значение лишь в этом смысле. Поэтому для Фрейда бессознательное имеет исключительно личную природу, хотя он знал об архаических и мифологических образах бессознательного.

Конечно, поверхностный слой бессознательного является в известной степени личностным. Мы называем его личностным бессознательным. Однако этот слой покоится на другом, более глубоком, ведущем свое происхождение и приобретаемом уже не из личного опыта. Этот врожденный более глубокий слой и является так называемым коллективным бессознательным. Термин "коллективное" выбран , поскольку речь идет о бессознательном, имеющем не индивидуальную, а всеобщую природу. Это означает, что оно включает в себя, в противоположность личностной душе, содержания и образы поведения, которые являются повсюду и у всех индивидов одними и теми же. Другими словами, коллективное бессознательное идентично у всех людей и образует тем самым всеобщее основание душевной жизни каждого, будучи по природе сверхличным.

Существование чего-либо в нашей душе признается только в том случае, если в ней присутствуют так или иначе осознаваемые содержания. Мы можем говорить о бессознательном лишь в тон мере, в какой способны удостовериться в наличии таких содержаний. В личном бессознательном это по большей части так называемые эмоционально окрашенные комплексы, образующие интимную душевную жизнь личности. Содержаниями коллективного бессознательного являются так называемые архетипы.

Характерный для всего психоаналитического движения антиисторический подход не только к индивидуальному сознанию, но и к развитию культуры ярко выступил в юнговской концепции. Эволюция культурных ценностей выводилась Юнгом из мифических вневременных свойств человеческой души.

Если юнговское учение об архетипах, коллективном бессознательном и т.д. не было принято научной психологией, то разработанная им типология характеров приобрела популярность и поныне используется в исследованиях личности. Юнг разделил человеческие типы на экстравертивный (обращенный вовне, увлеченный социальной активностью, чуждый самосозерцанию) и интравертивный (обращенный внутрь). Подробнее рассмотрим их ниже. Концепция Юнга ничем позитивно не обогатила понятие о мотивации, зато ликвидировала важное разграничение двух ее аспектов - энергетического и смыслового - и провозгласила последний изначально, генетически заложенным в конструкции мозга.

Исследовательская карьера Юнга началась в клинике для душевнобольных в Буфгхельцле, неподалеку от Цюриха, в то время Юнг находился под сильным влиянием Пьера Жане и Зигмунда Фрейда. Изучение в тот период шизофрении как раз привело Юнга к созданию иного, чем у Фрейда, более широкого взгляда на природу психической энергии. Фрейд полагал, что шизофрения на ряду с другими психическими расстройствами развивалась из-за подавления сексуальности и перемещения эротического интереса с объектов внешнего мира во внутренний мир больного.

Юнг же считал, что контакт с внешним миром поддерживаемая и иными способами, помимо сексуального, а потерю контакта с реальностью, характерную для шизофрении, нельзя связывать лишь с сексуальным перемещением. Так что принципиальной линией размежевания З. Фрейда и К. Юнга является толкование “либидо”, или психической энергии.

Теория либидо Юнга тесно связанна с такими понятиями, как прогрессия и регрессия, а так же законом противоположностей (Прогрессия - движение вперед, регрессия - возвращение в прежнее состояние, к более ранней стадии развития).

Юнг определяет прогрессию как ежедневный успех процесса психологической адаптации. Соответственно адаптация осуществляется в два этапа:

2)Завершение адаптации средствами установки.

В процессе регрессии несовместимые и отвергнутые пережитки повседневной жизни, всякого рода предосудительные животные проявления выходят на поверхность. Регрессия - вовсе не обязательный ретроградный шаг в жизни субъекта, а скорее необходимая фаза его дальнейшего развития.

Если Фрейд концептуализировал феномен бессознательного, Узнадзе его адаптировал и консолидировал с сознанием, то Юнг осуществил более глубокую дифференциацию фрейдовского "ОНО", выделив в самостоятельные сущности такие уровни человеческой психики, как "коллективное бессознательное" и "индивидуальное бессознательное". "Сознание же, - говорил Юнг - является эфемерным явлением, осуществляющим все сиюминутные приспособления и ориентации, отчего его работу, скорее всего, можно сравнить с ориентировкой в пространстве". При этом Юнг опирался на работы Л.Леви-Брюля, в частности, на его "коллективные представления". Под "коллективным бессознательным" Юнг понимал общечеловеческий опыт, характерный для всех рас и народностей, культурное наследие прошлого, которое в психологически оформленном виде включается в жизнедеятельность человека. Элементы социальности, входящие в юнговское "коллективное бессознательное", часто перекрывались структурами биологически-наследственного порядка, когда и коллективное бессознательное, и так называемые "архетипы" приравнивались к "образцам поведения", внутренне присущим каждому человеку. Причем, именно бессознательное, по Юнгу, является источником сил, приводящих душу в движение, а вот формы и категори, все это движение регулирующие, объединяются феноменом "архетипа".

Юнг предложил достаточно обширную и впечатляющую систему взглядов на природу человеческой психики. Его труды включают глубоко разработанную теорию структуры и динамики психическо-сознательного и бессознательного, обстоятельную теорию психических типов и, что еще важнее, детальное описание универсальных и психических образов, берущих свое начало в глубинных пластах бессознательной психики. Юнг называл эти изначальные образы архетипами коллективного бессознательного.

Понятие архетипов коллективного бессознательного придает аналитической психологии дополнительное измерение по сравнению с другими школами психологии и психотерапии, связывая ее учение со всей историей эволюции человеческой психики во всех ее культурных проявлениях. Аналитическую психологию следует отличать от физиологической экспериментальной психологии, стремящихся свести целостные психические явления к их составным элементам, равно как и от поведенческой психологии, интерес которой сосредоточен на поведении субъекта как совокупности реакций организма на стимулы внешней Среды. Задача аналитической психологии - раскрыть психический мир человека как естественное целое явление, не ограничивается лишь терапией неврозов или изучением его интеллекта или патологических особенностей. Вместе с тем, как неоднократно подчеркивал сам Юнг, аналитическая психология есть практическая дисциплина в том смысле, что наряду с познанием целостной природы психики она оказывается и техникой психического развития, применимой к обычным людям, является вспомогательным средством в области медицинской и педагогической, религиозной и культурной деятельности.

Юнг разработал свою психотерапевтическую теорию, метод и технику. Центральным понятием его психотерапии является “индивидуация” (оно используется Юнгом в несколько ином значении, нежели в средневековой теологии. Речь идет о движении от фрагментарности к целостности души, о переходе от “Я“, центра сознания, к “Самости” как центру всей психической системы. Такое движение начинается, как правило, во второй половине жизни. Юнг пришел к выводу, что в существовании каждого человека и общества присутствует сильнейшее стремление к индивидуализации, обособлению и самосознанию и вместе с тем - тяга слиться с чем-то большим. Глубже, чем фрейдовское "личное" подсознательное, доказывал Юнг, лежит "коллективное" подсознательное - вместилище архетипов или универсальных образов и моделей для постижения мира, который не может быть объяснен в пределах отдельного человеческого существования. Архетипы берут начало в инстинктах и "прорастают" в снах, легендах о богах и героях, сказках и пр. Они представляют скрытые (положительные и отрицательные) стороны человеческой природы. Человек не может избавиться от собственного архетипического фундамента, не заплатив за это неврозом, говорил Юнг. То есть, коллективное бессознательное служит для человека своеобразной психологической защитой.

2.3. Психологические типы личности.

Юнг считал исследование психики наукой будущего. Для него актуальная проблема человечества заключалась не столько в угрозе перенаселения или атомной катастрофе, сколько в опасности психической эпидемии. Таким образом, в судьбе человечества решающим фактором оказывается сам человек, его психика. Для Юнга этот “решающий фактор” сфокусирован в бессознательной психике, являющейся реальной угрозой; “мир висит на тонкой нити и эта нить - психика человека”.

Идея психической энергии, саморегуляции, компенсации тесно связана в аналитической психологии с классификацией “психологических типов”. Различаются несколько таких типов. Они относятся к врожденной разнице в темпераменте, интегральном сочетании устойчивых психодинамических свойств, проявляющихся в деятельности, которые заставляют индивидов воспринимать и реагировать специфическим образом. Прежде всего следует различать два устойчивых типа: экстраверт и интроверт.

Экстраверт характеризуется врожденной тенденцией направлять свою психическую энергию, вовне, связывая носителя энергии с внешним миром. Данный тип естественно и спонтанно проявляет интерес и уделяет внимание объекту. Экстраверт ощущает себя наилучшим образом - когда имеет дело с внешней средой, взаимодействует с другими людьми. И делается беспокойным и даже больным, оказываясь в одиночестве, монотонной однообразной среде. Поддерживая слабую связь с субъективным внутренним миром, экстраверт будет остерегаться встречи с ним, будет стремиться недооценить, умалить и даже опорочить любые субъективные запросы как эгоистические.

Интроверт же характеризуется тенденцией своего либидо устремляться вовнутрь, непременно связывая психическую энергию со своим внутренним миром мысли, фантазии или чувства. Такой тип уделяет значительный интерес и внимание субъекту, а именно его внутренним реакциям и образам. Наиболее успешно интроверт взаимодействует сам с собой и в то время, когда он освобожден от обязанности приспосабливаться к внешним обстоятельствам. Интроверт свою собственную компанию, свой “тесный мирок” и немедленно замыкается в больших группах.

Как экстраверт, так и интроверт обнаруживают те или иные свои недостатки в зависимости от выраженности типа, но каждый невольно стремится недооценить другого. Экстраверту интроверт кажется самоцентричным, так сказать, “зацикленным на себе”. Интроверту экстраверт кажется мелким пустым приспособленцем или лицемером.

Любой реальный человек несет в себе обе тенденции, но обычно одна развита несколько больше, нежели другая. Как противоположная пара они следуют закону противоположностей. То есть чрезмерное проявление одной установки неизбежно ведет к возникновению другой, ей противоположной. Но противоположная в силу ее недифферинцированности, более слабого проявления, будет осуществляться в неадаптированной - грубой, не зрелой, негативной форме. Экстраверсия и интроверсия всего лишь две из многих особенностей человеческого поведения. В дополнение к ним Юнг выделял четыре функциональных типа, четыре основные психологические функции: мышление, чувство, ощущение, интуиция.

Мышление есть рациональная способность структуировать и синтезировать дискретные данные путем концептуального обобщения. В своей простейшей форме мышление говорит субъекту, что есть присутствующая вещь. Оно дает имя вещи и вводит понятие.

Чувство - функция, определяющая ценность вещей, измеряющая и определяющая человеческие взаимоотношения. Мышление и чувство - функции рациональные, поскольку мышление оценивает вещи под углом зрения “истина - ложь”, а чувство - “приемлемо - неприемлемо”. Эти функции образуют пару противоположностей. Каждый член пары стремится замаскировать другого и затормозить. Скажем, вы желаете размышлять бесстрастным образом - научно или философски - что ж, необходимо отбросить все чувства. Объект, рассмотренный с чувственной позиции, будет отличаться в целостном отношении от рассмотрения под углом зрения мыслительной установки. Вечная тема борьбы между чувством и разумом в истории человеческой культуры - очевидное тому подтверждение.

Ощущение - функция, которая говорит человеку, что нечто есть, она не говорит, что это, но лишь свидетельствует, что это нечто присутствует. В ощущении предметы воспринимаются так, как они существуют сами по себе в действительности.

Интуиция определяется как восприятие через бессознательное, то есть понижение картин и сюжетов действительности, происхождение, которых неясно, смутно, плохо объяснимо. Функции ощущения и интуиции являются иррациональными - внешним и внутренним восприятием, независимым от каких либо оценок.

В свою очередь, рациональные и иррациональные функции действуют взаимоисключающим образом. Все четыре функции представлены двумя парами противоположностей: мышление - чувство, ощущение - интуиция.

Хотя каждый индивид потенциально располагает всеми четырьмя функциями, на поверку одна из них обычно оказывается наиболее развитой, нежели остальные. Ее называют ведущей. Функция же, которая развита меньше остальных, оказывается подчиненной.

Зачастую еще одна функция может быть достаточно развита, приближаясь по степени активности к ведущей функции. Очевидно, что она представлена другой парой противоположностей. Эта функция вспомогательная. В соответствии с ведущей функцией мы будем иметь четыре функциональных типа: мыслительный, чувственный, сенсорный, интуитивный.

Мыслительный тип в большей степени соответствует мужчинам. Ментальная жизнь данного типа сводится к созданию интеллектуальных формул и последующей подгонке наличного жизненного опыта под эти формулы. Человеческие взаимоотношения сохраняются и поддерживаются лишь до тех пор, пока они служат и следуют управляющим интеллектуальным формулам, во всех иных случаях они легко приносятся в жертву.

Чувственный тип больше распространен у женщин. Утверждение и развитие межличностных взаимодействий и отношений партнерства являются здесь главной целью. Чувствительность и отзывчивость к нуждам других являются показательной чертой, основным качеством данного типа.

Сенсорный (ощущающий) - тип характеризуется приспособленностью к обычной сиюминутной реальности, к “здесь и сейчас”. Он охотно довольствуется жизнью в ее простейших незамысловатых проявлениях, без сложного размышления. Ощущающий тип выглядит устойчивым и земным, в смысле готовности “жить” в данную минуту, но одновременно он выглядит довольно глупым.

Интуитивный тип мотивируется главным образом постоянным потоком новых ведений и предчувствий, проистекающих от его внутреннего активного восприятия. Интуиция есть некое свидетельство о прошлом и будущем вещей. Интуитивный тип чаще ухватывает слабые связи между вещами, которые для других кажутся несвязанными и чуждыми. Его разум работает скачкообразно и быстро, трудно проследить его действие. В реальной жизни зачастую такой человек остается непонятым окружающими, и его прозрения, если в результате они оказываются конструктивными, должны терпеливо разрабатываться другими людьми.

Обычно развитие вспомогательной функции смягчает и модифицирует остроту проявления описанных выше характеристик. Но и это еще не все, поскольку согласно установленному типу каждая из функций может быть ориентирована либо интровертно, либо экстравертно. В результате мы имеем восемь возможных типов, впечатляюще описанных в шестом томе собрания сочинений К.Г.Юнга “Психологические типы”.

В идеале индивид должен полноценно владеть всеми четырьмя функциями (в расширенном виде восемью) с тем, чтобы давать соответствующий адекватный ответ на любые жизненные запросы. К сожалению в действительности что недостижимо, хотя и остается желанной целью, идеалом, определяя таким образом одну из главных задач аналитической психотерапии: привести к сознанию данное положение вещей и помочь в развитии подчиненных, угнетаемых, неразвитых функций с тем чтобы достичь психической целостности.

2. Другие психологические теории

2.1. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ З. ФРЕЙДА И ТРАНСАКЦИОННЫЙ АНАЛИЗ Э. БЕРНА.

Ни одно направление не приобрело столь известности за пределами психологии, как фрейдизм. Это объясняется влиянием его идей в странах Запада на искусство, литературу, медицину, антропологию и другие области науки, связанные с человеком.

Фрейд выступал против традиционной психологии с ее интроспективным анализом сознания. Основной проблемой психоанализа являлась проблема мотивации. Подобно тому как образ и действие суть реалии, выполняющие жизненные функции в системе отношений индивида и мира, а не внутри замкнутого в самом себе рефлектирующего сознания, одной из главных психологических реалий является мотив.

Структура личности, по Фрейду, имеет три составляющие: “Оно“, “Я“ , “Сверх-Я“. “Оно“ - это собственно бессознательное, включающее глубинные влечения, мотивы и потребности. “Я“ - сознание, а “Сверх-Я“ представлено как на сознательном, так и на подсознательном уровнях. “Оно“ действует в соответствии с так называемым принципом удовольствия. “Я“ ориентируется на принцип реальности, а “Сверх-Я“ руководствуется идеальными представлениями - принятыми в обществе нормами морали и ценностями.

“Оно“ является продуктом унаследованного человеком от животных биологического опыта. “Я“ - это, как правило, самосознание человека, восприятие и оценка им самим собственной личности и поведения. “Сверх-Я“ - это итог воздействия общества на сознание и подсознание человека, принятие им норм и ценностей общественной морали. Основные источники формирования “Сверх-Я“ личности - это родители, учителя, воспитатели, другие люди с которыми данный человек вступил в длительное общение и личные контакты на протяжении жизни.

Лейтмотивом аналитико-психологического подхода можно считать постулат о том, что психическое расстройство характеризуется разъединенностью личности, тогда как психологическое здоровье есть проявление личностного единства.

При использовании трансакционного анализа люди достигают как эмоционального, так и интеллектуального инсайта, но этот метод скорее сосредоточен на последнем. Этот процесс понимания, оптимистичен, при котором человек обычно заключает: ”Да, именно так это и происходит!” Согласно доктору Берну, его теория возникла, когда он наблюдая изменения в поведении, центром его внимания стали стимулы, такие, как: слова, жест, звук. Эти изменения включали выражение лица, интонация голоса, структура речи, телодвижения, мимика, поза и манеру держать себя. Это происходило так, словно внутри личности было несколько различных людей. Временами та или другая из этих внутренних личностей, по-видимому, управляла всей личностью пациента. Он заметил, что эти различные внутренние “Я“ по-разному взаимодействуют с другими людьми и что эти взаимодействия (трансакции) могут быть проанализированы. Доктор Берн понял, что некоторые трансакции имеют скрытые мотивы, и личность использует их как способ манипулирования другими в психологических играх и при вымогательствах.

Он также обнаружил, что люди ведут себя предопределенным образом, поступая так, как будто они читают театральный сценарий. Эти наблюдения привели Берна к развитию его замечательной теории, названной трансакционным анализом, сокращенно ТА.

Трансакция - единица общения. Люди, находясь в одной группе, неизбежно заговорят друг с другом или иным путем покажут свою осведомленность о присутствии друг друга. Это называется трансакционным стимулом. Человек, к которому обращен трансакционный стимул, в ответ что-то скажет или сделает. Это называется трансакционной реакцией.

Как правило, трансакции следуют друг за другом в определенной последовательности. Эта последовательность не является случайной, а планируется обществом, реальной ситуацией или личностными особенностями.

Главная цель, которую преследовал Э. Берн, заключается в том, чтобы изучить человека, анализировать характер своего общения, научить использовать слова, мысли, интонации, выражения применительно к целям коммуникации, помочь человеку в его умении анализировать свои слова и поступки, постоянно осмысливая их истинную суть и их восприятие собеседником.

ТА, основателем которого был Э. Берн, представляет собой систему групповой психотерапии, где взаимодействие индивидов анализируется с точки зрения трех основных состояний “Я“.

Э. Берн полагал, что каждый человек имеет свой жизненный сценарий, модель которого намечается в ранние детские годы. В соответствии со своим жизненным сценарием люди играют в различные игры, которыми заполнена в основном вся жизнь человечества.

Достоинство концепции Э. Берна заключается также и в том, что она ставит своей целью формирование искренней, честной, доброжелательной личности.

В основе всех построений аналитической психологии лежит утверждение, что целостная психика не может быть показана с помощью одного лишь элемента, поскольку в психике, помимо рационального сознательного начала присутствуют еще и иррациональный бессознательный аспект. Подтверждением тому являются многочисленные процессы и переживания в психологическом опыте других людей, не соответствующие нашему интеллектуальному ожиданию. Как правило, наше рациональное сознание тотчас же опровергает эти процессы и переживания.

Соответственно конечной целью психологической концепции Юнга оказывается постижение жизни в ее внешнем и внутреннем проявлении в психике человека как особой целостной реальности.

Таким образом, одной из самых потрясающих догадок Юнга является признание того факта, что мы рождаемся не только с биологическим, но и с психологическим наследством, определяющим наше поведение и опыт. По Юнгу, коллективное бессознательное содержит психический материал, не возникающий в личном опыте. Он считал глубоко наивными представления психологов, полагающих, будто индивидуум рождается как "tabula rasa" и все психологическое его наполнение возникает из личного опыта. Коллективное бессознательное состоит из содержания, которое лишь в самой минимальной степени формируется личностью, и в своей сущности вообще не является индивидуальным приобретением. Оно по существу одинаково повсюду и не изменяется при переходе от человека к человеку. Это бессознательное - как воздух, которым дышат все и который не принадлежит никому. Его содержание (названное Юнгом архетипами) - это надличностный паттерн психического формирования вообще. Юнг проложил дорогу гуманитарному открытию века, которое заключается в нахождении эмпирического поля, общего для биологических и духовных фактов! Он сумел бросить вызов философским основаниям ньютоно-картезианского мировоззрения в целом. Бессознательное для него было творческим, разумным принципом, связывающим индивида со всем человечеством, природой и космосом и обладающее проективными, телеологическими функциями. Он открыл, что ядро комплексов включает тесное сплетение архетипических элементов с различными аспектами физической среды, что позволило ему сделать вывод о том, что проявляющийся архетип создает предрасположенность к поведению определенного типа (то есть, установку), а также оказывает более широкое влияние - на ткань феноменального мира в целом! Поскольку архетипы представлялись Юнгу связующим звеном между материаей и психикой, он называл их психоидными образованиями.

Юнгу и его последователям принадлежит разработка идеи "психоидного", то есть разработка аргументации в пользу единого происхождения сознания и материи (к числу последователей Юнга можно отнести В. Паули, М. Элиаде, С. Грофа, Дж. Кемпбелла и др.), в пользу существования универсальных законов, регулирующих жизнь социума и природы, связанной с ним. К.Г.Юнг успел ещё увидеть открытие своего собственного Института аналитической психологии в Цюрихе. Умер Юнг 6 июня 1961 года в Кюснахте.

«Вспоминая о Карле Густаве Юнге нельзя избавиться от впечатления сильной личности. Личность Юнга привела не только к гигантскому творению, но она же является ключом к пониманию. Редко кто был ещё столь естественен, жизнелюбивым и непосредственным. Он принимал людей, предметы и идеи в том виде, в каковом они существовали, и потому всегда это были подлинные встречи. Такой подход к миру связан с огромной впечатлительностью и глубокой страстностью». (Отто Хэндлер)

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. З.Фрейд “Психология бессознательного”. М., 1990г.

2. З.Фрейд “Психоанализ и русская мысль”. М., 1994г.

3. Ф.Виттельс “Фрейд (его личность, учение и школа)”. М., 1991г.

5. М.Джеймс, Д.Джонгвард “Рожденные выигрывать”. М., 1991г.

6. М.Г.Ярошевский “История психологии”. М., 1976г.

7. Психология личности в социалистическом обществе. М., 1989г.

8. Р.С.Немов “Психология” 2 тома М., 1994г.

3. К.Г.Юнг “Аналитическая психология. Прошлое и настоящее”. М., 1995г.

4. К.Г.Юнг «Об архетипах коллективного бессознательного» (1934), "Подход к бессознательному» (1961), "Об отношении аналитической психологии к поэтико-художественному творчеству» (1922).

5. Международная компьютерная сеть INTERNET и ее информационные ресурсы

Материалы: http://www.bestreferat.ru/referat-402559.html

2 ≫

Карл Густав Юнг - швейцарский психолог (1875-1961) - создатель аналитической психологии, которая пыталась отойти от линии познания человека, заданной Фрейдом. К. Юнг занимался широким кругом теоретических вопросов психологии и ее практическим применением для оказания помощи людям, а также для решения ряда общекультурных и политических проблем.

Юнг заявлял: "Моя жизнь пронизана одной идеей и сосредоточена на одной цели, а именно: на проникновении в тайну личности. Все может быть объяснено из этой центральной точки, и вся моя работа связана с этой темой".

К. Юнг был одним из первых учеников Фрейда, отмежевавшихся от своего учителя. Основной причиной разногласий между ними была идея пансексуализма Фрейда. Но борьбу с Фрейдом Юнг осуществлял не с материалистических, а с идеалистических позиций. Свою систему Юнг назвал «аналитической психологией».

По Юнгу, психика человека включает три уровня: сознание, личное бессознательное и коллективное бессознательное. Определяющую роль в структуре личности человека играет коллективное бессознательное, образующееся из следов памяти, оставленных всем прошлым человечества. Коллективное бессознательное носит всеобщий характер. Оно оказывает влияние на личность человека и предопределяет его поведение с момента рождения. В свою очередь, коллективное бессознательное тоже состоит из разных уровней. Оно определяется национальным, расовым и общечеловеческим наследием. Самый глубокий уровень складывается из следов дочеловеческого прошлого, т. е. из опыта животных предков человека. Таким образом, по определению Юнга, коллективное бессознательное — это разум наших древних предков, способ, которым они думали и чувствовали, способ, которым они постигали жизнь и мир, богов и человеческие существа.

Главную роль Юнг отводил коллективному бессознательному. Коллективное бессознательное — это сверхличная бессознательная психика, включающая инстинкты, влечения, которые представляют в человеке природное существо, и архетипы, в которых проявляется человеческий дух. Коллективное бессознательное — это древнейшая психика, некоторая сущность, независимая от развития индивида, от его сознания. Оно включает национальные, расовые, общечеловеческие верования, мифы, предрассудки, а также некоторое наследство, которое человек получил от животных.

Коллективное бессознательное проявляется у отдельных людей в виде архетипов, которые обнаруживаются не только в сновидениях, но и в реальном творчестве. Архетипы присущи отдельным людям, но в них отражается коллективное бессознательное. Это некие общие формы мысленных представлений, включающие в себя значительный элемент эмоциональности и даже персептивные образы. Например, архетип матери — это всеобщая идея матери с чувственным и образным содержанием собственной матери. Ребенок получает этот архетип уже в готовом виде по наследству и на его основании создает конкретный образ своей реальной матери.

Коллективное бессознательное выступает как предрасположенность, заставляющая нас реагировать на мир определенным образом. Например, поскольку человеческие существа всегда имели матерей, каждый младенец рождается с предрасположенностью к восприятию матери и реагированию на нее. Необходимое для индивида врожденного потенциала, "встроенного" в человеческий мозг прошлым опытом.

Люди предрасположены, бояться темноты и змей, потому что, как можно допустить, для первобытных людей темнота таила множество опасностей, и они оказывались жертвами змей. Эти латентные страхи в современном человеке могут и не развиться, если они не усиливаются особыми переживаниями, но тем не менее тенденция присутствует и делает человека более восприимчивым к такого рода явлениям. Некоторые идеи легко формируются - например, идея Высшего Существа - ибо готовность твердо укоренилась в мозге, и для того, чтобы она развилась и стала влиять на поведение, нужно очень незначительное подкрепление.

Коллективное бессознательное - врожденное основание всей структуры личности. На нем вырастают Эго, личное бессознательное и другие индивидуальные приобретения. То, что человек полагает результатом своего опыта, по сути, определяется коллективным бессознательным, которое оказывает на поведение руководящее или селективное влияние с самого начала жизни человека. Переживание мира во многом формируется коллективным бессознательным, но не полностью - иначе не были бы возможны ни вариации, ни развитие. При помощи конструкта "коллективное бессознательное" Юнг хочет продемонстрировать биологическую основу человеческой социальности, убедить, что социальный опыт передается не только посредством коммуникативного процесса, но и биологически. Юнг, таким образом, существенно расширяет инстинктивную сферу человеческой психики.

Содержанием коллективного бессознательного, его компонентами являются архетипы, которые называются еще доминантами, изначальными образами, имаго, мифологическими образами, поведенческими паттернами.

Архетип - это первичный психический образ, универсальная мыслительная форма (идея), содержащая значительный эмоциональный элемент. Эта мыслительная форма создает образы или видения, в обычной бодрствующей жизни соответствующие некоторым аспектам сознательной ситуации. В действительности, это не воспоминания или образы как таковые, а скорее, именно предрасполагающие факторы, под влиянием которых люди реализуют в своем поведении универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какой-либо объект или событие. Предполагается, что в коллективном бессознательном содержится множество архетипов. Некоторые из них идентифицированы: архетипы рождения, возрождения, смерти, власти, волшебства, целостности, героя, ребенка, Бога, мудрого старца, матери-земли, животного и др.

Архетипы коллективного бессознательного не обязательно изолированы друг от друга. Они проникают друг в друга и смешиваются. Так, могут сочетаться архетипы героя и мудрого старца, порождая образ "короля-философа", вызывающего восхищение и уважение - как героический вождь и мудрый пророк. Иногда смешиваются архетипы демона и героя, так что некто становится сатанинским лидером (как в случае с Гитлером).

Архетип может стать ядром комплекса, притягивающим переживания. Тогда архетип проникает в сознание через ассоциированные переживания. Мифы, сновидения, видения, ритуалы, невротические и психотические симптомы, произведения искусства содержат значительное количество архетипического материала. Поэтому они являются источником знаний об архетипах. Юнг и его сотрудники проделали гигантскую работу по выявлению архетипов в религиозных представлениях, мифах и сновидениях.

Процесс функционирования архетипов, а вместе с тем и личности раскрывается при помощи таких конструктов, как персона, анима и анимус, тень и самость. Все эти категории являются архетипами.

Персона (роль) - это маска, которая "надевается" человеком в ответ на требования социальных условностей и традиций и архетипических потребностей. Цель персоны - произвести определенное впечатление на других, и она часто - хотя и не всегда -скрывает истинную природу человека. Персона - это публичная личность, те стороны, которые человек являет миру или которые навязаны ему общественным мнением, в противоположность собственной личности, скрытой за социальным фасадом. Персона обозначает множество ролей, которые мы проигрываем в соответствии с социальными требованиями. Персона как архетип необходима нам, чтобы ладить с другими людьми в повседневной жизни. Если этот архетип приобретает слишком большое значение, то человек может стать неглубоким, поверхностным, сведенным до одной только роли и отчужденным от истинного эмоционального опыта.

Архетипическая природа персоны означает, что она несет в себе родовой опыт социальных взаимодействий, в которых принятие роли было полезно людям как социальным существам. Значит, ядро, из которого развивается персона, - архетип.

Часто случается, что Эго идентифицируется с персоной, из-за чего индивид сознает в большей мере не свои реальные чувства, а ту роль, которую играет. Он становится видимостью человека, отражением общества - вместо того, чтобы быть автономным человеческим существом. "Персона есть комплекс функций, не тождественный с индивидуальностью", - указывал Юнг. В некоторых отношениях персона напоминает Суперэго по Фрейду.

Как известно, психология человека содержит черты, свойственные как мужчине, так и женщине. Женскую сторону мужской личности и мужскую сторону женской Юнг также связывает с архетипами. Женский архетип в мужчине он называет анима, мужской архетип в женщине - анимус. Эти архетипы, обусловливаясь иногда и биологически, несут в себе вековой опыт мужчин, связанный с женщинами, и опыт женщин, связанный с мужчинами. Эти архетипы создают почву для взаимопонимания представителей разных полов. Мужчина чувствует природу женщины благодаря своей аниме, женщина чувствует мужскую природу через реальность своего анимуса. Но анима и анимус могут привести к непониманию и разладу, если архетипический образ не соотносится с реальным характером партнера. Так, если мужчина не видит расхождения между идеальным и реальным образами женщины, он будет страдать, когда различие между ними станет очевидным. Между требованиями коллективного бессознательного и реальностью должен быть компромисс, иначе человек не сможет достаточно хорошо адаптироваться.

Архетип тени - это инстинкты, унаследованные людьми от низших эволюционных форм жизни. Тень воплощает животную сторону человеческой природы. Тень содержит наши социально неприемлемые сексуальные и агрессивные импульсы, аморальные мысли и страсти. Она ответственна за представления людей о первородном грехе; проецируясь вовне, тень становится дьяволом или врагом. Архетип тени стоит за появляющимися в сознании социально неодобряемыми мыслями и чувствами, а также соответствующими им действиями. Порождения тени либо укрываются от публичного позора за персоной, либо вытесняются в индивидуальное бессознательное. Таким образом, теневая сторона личности проникает в Эго и составляет значительную часть индивидуального бессознательного. Но у тени имеются и положительные свойства. Юнг рассматривал тень как источник жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни индивидуума.

Тень является объектом управления для Эго, функция которого состоит в направлении в нужное русло энергии тени, обуздывании пагубной стороны натуры человека, чтобы можно было жить в гармонии с людьми, но в то же время открыто выражать свои импульсы и наслаждаться здоровой и творческой жизнью.

Наиболее важным архетипом в теории Юнга является самость. Это стремление человека к целостности.

Самость - это центр личности, вокруг которого группируются все остальные системы. Она удерживает эти системы вместе и обеспечивает единство, равновесие и стабильность личности. Самость - это цель жизни, к которой люди постоянно стремятся, но которой редко достигают. По утверждениям Юнга, как раз самость побуждает человека искать целостности на религиозном пути, а истинные религиозные переживания в наибольшей степени близки к переживанию самости. Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает единство, гармонию и целостность. Для этого необходимо, чтобы различные компоненты личности прошли полное развитие и индивидуализацию. Поэтому архетип самости проявляет свою активность при достижении человеком кризиса середины жизни. В этот период предпринимаются серьезные попытки сместить центр личности с сознательного Эго на центр между сознательным и бессознательным. Этот срединный регион и есть область самости. Юнг неоднократно говорил о трудностях осознания самости: "Мы хорошо можем представить себе, что у нас есть части души. Например, мы без труда можем видеть самих себя в качестве персоны. Но ясно осознать, что мы - это самость, - превыше нашего воображения, ибо тогда часть должна была бы понять целое. И нет надежды на то, что когда-нибудь мы достигнем хотя бы приблизительной осознанности самости". Идею самости оценивают как самое важное открытие Юнга и кульминационный момент в исследовании архетипов.

Кроме коллективного бессознательного существует, по мнению Юнга, личное бессознательное, но оно не отделено от сознания. Личное бессознательное состоит из переживаний, бывших когда-то осознанными, а затем забытых или вытесненных из сознания. Они при известных условиях становятся осознанными.

Структурные единицы личного бессознательного представляют собой констелля­ции чувств, мыслей и воспоминаний. Юнг называл эти констелляции комплекса­ми (например, стремление человека обладать большой властью у Юнга называет­ся комплексом власти).

Индивидуальное бессознательное содержит в себе множество комплексов. Комплекс - это связанная группа чувств, мыслей, образов, воспоминаний, существующая в личном бессознательном. Существование комплексов Юнг открыл в 1903 г. в экспериментах с использованием теста словесных ассоциаций.

Комплекс имеет ядро, действующее как своего рода магнит, притягивающий различные переживания. Чем больше исходящая из ядра сила, тем больше переживаний оно привлечет. "Комплекс - это совокупность ассоциаций, своего рода картина более или менее сложной психологической природы; порой это психологическая травма, порой же просто болезненность и повышенная напряженность". "Он мешает дышать, беспокоит сердце - короче говоря, он ведет себя как отдельная личность. Например, если вы хотите что-то сказать или сделать, но, к несчастью, это намерение сталкивается с комплексом, вы говорите или делаете нечто отличное от того, что намеревались. Комплекс расстраивает ваши лучшие намерения; вам просто мешают, как если бы вы столкнулись с человеком или с внешними обстоятельствами". Эго тоже представляет собой совокупность психологических содержаний повышенной напряженности, поэтому, в принципе, нет различия между эго и каким-либо другим комплексом.

Вот, например, комплекс матери. Его ядром являются детские переживания, связанные с матерью и матерями вообще. Мысли, чувства, воспоминания, имеющие отношение к матери, притягиваются к ядру и образуют комплекс. О том, над чьей личностью доминирует мать, говорят, что у него сильный комплекс матери. Его мысли, чувства, действия направляются представлениями о матери; ее слова и чувства чрезвычайно значимы, ее образ главенствует: "Глаза матери всегда смотрят на тебя".

Комплекс может вести себя как самостоятельная личность, с собственной духовной жизнью. Он может захватить контроль над личностью в целом и использовать механизмы и ресурсы психики в собственных целях подобно тому, как жажда власти подчиняет себе многих выдающихся людей.

Ядро и многие ассоциированные элементы в каждый момент времени бессознательны, но любая ассоциация может стать - и частично становится - сознательной.

Юнг также ввел понятие «Я». За этим понятием скрывается стремление человека к целостности и единству. Благодаря ему достигается равновесие между сознательным и бессознательным. «Я» может проявляться по-разному. В зависимости от его проявления людей можно разделить на определенные типы.

В основу классификации личностных типов Юнг положил направленность человека на себя или на объект. Соответственно всех людей можно разделить на экстравертов и интровертов. Кроме этих основных типов Юнг говорит и о существовании дополнительных типов - интуитивного, мыслительного, эмоционального. Причем тип личности определяется соотношением различных функций, большинство из которых врожденные. Поэтому типы личности, по Юнгу, — это врожденные типы, которые не связаны с условиями общественной жизни.

Вклад Юнга в познание личности сводится к следующему. Он дал свой вариант структуры личности, выстроил ставшую популярной личностную типологию. Юнг, как и большинство персонологов, полагал, что теория личности должна строиться на принципе противоречия и конфликта, ибо напряжение, создаваемое конфликтующими стихиями, есть суть самой жизни. Без напряжения нет энергии и, следовательно, личности.

По сравнению с теорией Фрейда теория Юнга кажется более возвышенной, а его концепция коллективного бессознательного привлекла внимание широкой аудитории. Юнг также подчеркивал, что личность имеет активную природу и взаимодействует с миром "здесь и сейчас", а не зависит только от прошлого. В отличие от А. Адлера, позиция которого относительно легка для понимания, теория Юнга таинственна и непонятна во многих отношениях. Возможно, это одна из самых необычных среди всех теорий личности.

Бассин Ф. В. Проблема бессознательного. - М.: Канон, 1968. – 345 с.

Ждан А.Н. История психологии: От античности до наших дней. -- М.,1991.

Маклаков а. Г. Общая психология. — СПб.: Питер, 2001. — 592 с

Марцинковская Т.Д. История психологии. -- М.: Издательский центр “Академия”, 2003.

Фрейд З. Психология бессознательного. – М.: Просвещение, 1990. – 448 с.

Юнг К. Г. Архетип и символ. М.: - Ренессанс, 1991. – 304 с.

Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

Материалы: http://studfiles.net/preview/1728603/page:3/

3 ≫

Реферат на тему:

"Проблема "коллективного бессознательного" К.Юнга"

Карл Густав Юнг родился в 1875г. в швейцарском местечке Кесвиль. Отец его был священником, а дед — профессором медицины Базельского университета, он переехал в Швейцарию из Германии с рекомендацией А. фон Гумбольдта (и слухами, будто он — внебрачный сын Гёте). Мать Карла Густава происходила из семьи местных бюргеров, которые на протяжении уже многих поколений становились протес­тантскими пасторами. Семья принадлежала, таким образом, к "хорошему обществу", но едва сводила концы с концами.

Юнг был малообщительным, замкнутым подростком, у которого не было приятелей. К внешней среде он приспосабливался с трудом, сталкивался с непониманием, предпочитал общению погружение в мир собственных мыслей. Словом, представлял классический случай того, что сам он назвал впоследствии "интраверсией". Если у экстраверта психическая энергия направлена преимущественно на внешний мир, то у интраверта она перемещается к субъективному полюсу.

Уже в старших классах гимназии он обра­щается к трудам великих философов прош­лого — от Гераклита и пифагорейцев до Канта и Шопенгауэра. Учение последнего о "мире как воле и представлении" оказало на него особенно сильное влияние. Философский кри­тицизм способствовал скептической оценке протестантского богословия. Неприятие всего того, о чём толковали в реформатской церк­ви, было связано не только с размышления­ми на теологические темы, каковым методич­но предавался Карл Густав, но и иными причинами. Свои мемуары он не зря назвал "Воспоминания, сновидения, размышле­ния" — сновидения играли огромную роль в духовной жизни Юнга, позже вокруг них строилась вся его психотерапевтическая практика.

В сновидениях Юнга той поры важен один мотив, который дает ему основания для размышления. Он наблюдает образ наделенного магической силой старца, который был как бы его alterEgo, "вторым Я". В мел­ких заботах жил замкнутый и робкий юноша — личность N1, а в снах являлась другая ипостась его "Я", личность N2, обладающая даже своим именем (Филемон). Прочитав под конец обучения в гимназии "Так говорил Заратустра" Ницше, Юнг испугался: у Ницше тоже была "личность N2" по имени Заратустра: она вытеснила личность философа (отсюда безумие Ницше — так считал Юнг до конца дней своих, вопреки более достоверному диагнозу). Страх перед подобными последствиями "сновидчества" способствовал решительному повороту к реальности. Да и необходимость одно­временно учиться в университете, работать, зная, что рассчитывать приходится лишь на свои силы, уводила от волшебного мира сновидений. Что до личностей "внешнего" и "внутреннего" человека, то главной целью юнгианской психотерапии станет их гармоничное единение у пациентов.

Психоанализ – метод, разработанный Зигмундом Фрей­дом для лечения психических заболеваний. Дру­гое объяснение данного термина – теория, объясняющая роль бессознательного в жизни человека и общества. С 20-х гг. возникает, сначала в Вене, а затем в Европе и Америке как психологическая философия. Наиболее выдающиеся исследо­ватели Фрейда – Альфред Адлер, Карл Юнг, Эрих Фромм и др. Классическая психоаналитическая доктрина Фрейда предполагала изучение скрытых основ души человека. Ог­ромную роль в жизни человека и общества играет "бессозна­тельное" – сфера влечений, инстинктов, неосознанных пред­ставлений. Бессознательное состоит прежде всего из сексуаль­ных инстинктов (либидо), инстинкта превосходства над другими людьми, который позволяет компенсировать чувство неполноценности (Адлер), выработанных "архетипов" обра­зов коллективного бессознательного, т. е. безличных, схожих у всех людей снов, образов и т. д. (К. Юнг), "первичных по­зывов" жизни и смерти и т.д.

С точки зрения Фрейда инстинкты являются каналами, по которым проходит энергия, формирующая нашу деятельность. Либидо, о котором так много писал и сам Фрейд и его ученики и является той специфической энергией, которая связана с инстинктом жизни. Для энергии, связанной с инстинктом смерти и агрессии Фрейд не дал собственного имени, но постоянно говорил о ее существовании. Он также считал, что содержание бессознательного постоянно расширяется, так как те стремления и желания, которые человек не смог по тем или иным причинам реализовать в своей деятельности вытесняются им в бессознательное, наполняя его содержание.

Вторая структура личности — "Я" по мнению Фрейда также является врожденной и располагается как в сознательном слое, так и в предсознании. Таким образом мы всегда можем осознать свое "Я", хотя это может быть для нас и не легким делом. Если содержание "Оно" расширяется, то содержание "Я", наоборот сужается, так как ребенок рождается по выражению Фрейда с "океаническим чувством я", включая в себя весь окружающий мир. Со временем он начинает осознавать границу между собой и окружающим миром, начинает локализовать свое "Я" до своего тела, сужая таким образом объем "Я".

Третья структура личности – "Сверх-Я" не врожденная, она формируется в процессе жизни ребенка. Механизмом ее формирования является идентификация с близким взрослым своего пола, черты и качества которого и становятся содержанием "Сверх-Я". В процессе идентификации у детей формируется также Эдипов комплекс (у мальчиков) или комплекс Электры (у девочек), то есть комплекс амбивалентных чувств, которые испытывает ребенок к объекту идентификации.

Весь этот сложный пласт бессознательного вытесняется за порог сознания и обусловливает большинство психиче­ских действий человека. В результате действия человека приобретают иррационалистическую окраску, потому что своим "подсознанием" человек не управляет, в то время как подсознание влияет на его сознательные поступки, отноше­ние к другим людям, к обществу и т. д. Бессознательное может быть источником как творческих, так и разрушитель­ных тенденций в обществе. Следует понять, что не только большинство действий человека, но и все исторические культурные явления зависят от глубинных, подсознатель­ных влечений, которые сублимируются т. е. преобразу­ются в духовной деятельности и в первую очередь в сферах религии, искусства, философии.

Существует антагонизм между природным началом чело­века (сексуальными и агрессивными импульсами) и культу­рой с ее идеалами и нормами, противоречащими желаниям, которые вызваны бессознательным началом. Культура осно­вана на отказе от удовлетворения желаний, она уменьшает счастье человека и увеличивает чувство вины, тревоги в че­ловеке из-за невозможности реализовать желания. Методология психоанализа требовала при познании явлений социума исходить из позиций бессознательных механизмов, ле­жащих в основе феноменов религии, искусства, науки, политики, морали.

"Подвижность либидо – быть может, важнейший принцип нашей психической жизни. На нем основано все, что имену­ется фрейдовскими механизмами. Именно там, куда прили­вает либидо, становится светло и радостно, там же, откуда оно отливает, делается темно. Либидо переливается даже за пределы индивидуальной замкнутости в окружающее и завоевывает мир. Оно снова возвращается обратно, и, обо­гащенное опытом, как пчела медом, претворяется в "я", в ту фикцию, которая в примитивной философии считалась реаль­ностью.

Фрейд учит, что существует "сверх-я", возникающее пу­тем идентификации с прообразом отца. Но не только "сверх-я" (называемое также "идеалом-я") возникает путем иденти­фикации. В дальнейшем Фрейд не остановится перед тем, чтобы рас­сматривать всю фикцию "я" в целом, как идентификацию с отцом, матерью и всем живым в окружающем мире. Сперва все вызывает подражание, затем продукт подражания вызы­вает любовь в качестве "я" (нарцизм) и отделяется (диффе­ренцируется) от окружающего, благодаря любви к самому себе." [1]

Как и основатель психоанализа Юнг в своих тео­ретических построениях опирался и на клиническую практику, и на философию прошлого. Вероятно, швейцарский психиатр был знаком с западной фило­софией в большей степени, чем Фрейд, не говоря уже о том, что, в отличие от основателя психоанализа, он интересовался и восточной философией, особенно даосизмом и буддизмом. Сам Юнг в своих воспоми­наниях отмечал, что еще в юношеские годы настоль­ко увлекся философскими идеями, что долгое время не мог решить, чему посвятить свою профессиональ­ную деятельность — философии или медицине. Но да­же после того, как был сделан окончательный выбор в пользу медицины, Юнг не утратил своего интереса к философии. "Вопреки растущим научным интере­сам, – замечает он, – я время от времени вновь воз­вращался к моим философским книгам". Он подчер­кивал, что философское влияние, которое превали­рует в его образовании, восходит к Платону, Канту, Шопенгауэру, Э. Гартману и Ницше. И все же непо­средственно к критическому переосмыслению идей Фрейда Юнга подвела его клиническая практика. При лечении шизофрении он столкнулся с такими случаями расщепления психики человека, которые не могли быть объяснены детскими сексуальными переживаниями индивида и, следовательно, не впи­сывались во фрейдовские представления о сексуаль­ной детерминации человеческого поведения.

Фрейдовское понятие "либидо" приобретает у Юнга расширительное толкование: под "либидо" он понимает психическую энергию, определяющую ин­тенсивность психических процессов, протекающих в душе человека. Эта энергия соотносится Юнгом не с конкретно-определенной психической силой, обуслов­ленной, например, сексуальными влечениями, как это имело место у Фрейда, а с внутренним психоло­гическим настроем, характеризующим психическую деятельность человека. Утверждая, что "теория сексуальности чрезвычайно важна для меня и в личностном, и в философском смысле" Юнг, тем не менее отрицает ее, как единственное выражение психической целостности личности и приводит многочисленные примеры "неврозов, в которых проблема сексуальности играла подчиненную роль, а на передний план выходили другие факторы, например, проблема социальной адаптации, давление трагических обстоятельств жизни, соображений престижа и т.д.".

Подвергнув критике фрейдовское понимание бес­сознательного за его чрезмерную сексуализацию, Юнг тем не менее был близок к Фрейду в своей трак­товке бессознательных психических процессов. Под­черкнем, что бессознательное для Юнга является ис­ключительно психологическим понятием, характери­зующим все те психические процессы, которые или не осознаются, не будучи предметом сознания, или воспринимаются как вытесненные из сознания. Раз­ногласия же между Юнгом и Фрейдом в оценке бес­сознательного обнаруживаются лишь при раскрытии его содержательной стороны. Так, если основатель психоанализа всю человеческую деятельность сводил к биологически унаследованным бессознательным инстинктам, то по Юнгу инстинкты человека имеют не столько биологическую, сколько символическую природу. Правда, и Фрейд признавал символический характер бессознательного и пытался даже раскрыть символику бессознательных влечений. Но Юнг вы­двинул предположение, что символика является сос­тавной частью самой психики и что бессознательное вырабатывает определенные идеи, носящие симво­лический характер и составляющие основу всех пред­ставлений человека. Эти идеи рассматриваются им не как содержательные, а как формальные элементы психики, которым Юнг дает название "архетипы", понимая под ними нечто всеобщее и имманентно присущее всему человеческому роду. Архетипы действуют в человеке инстинктивно. В своей знаменитой работе "Архетип и символ" Юнг следующим образом поясняет суть этого понятия: "Под архетипами я понимаю коллективные по своей природе формы и образцы, встречающиеся практически по всей земле как составные элементы мифов и в то же время являющиеся автохтонными индивидуальными продуктами бессознательного происхождения. Архетипические мотивы берут свое начало от архетипических образов в человеческом уме, которые передаются не только посредством традиции и миграции, но также с помощью наследственности. Эта гипотеза необходима, так как даже самые сложные архетипические образцы могут спонтанно воспроизводиться без какой-либо традиции. Прообраз или архетип является сформулированным итогом огромного технического опыта бесчисленного ряда предков. Это, так сказать, психический остаток бесчисленных переживаний одного и того же типа".

Иными словами, юнговские "архетипы" представ­ляют собой формальные образцы поведения, или символические схемы, на основе которых оформля­ются конкретные, наполненные содержанием образы, которыми человек оперирует в своей реальной жизни и деятельности. На первый взгляд может соз­даться впечатление, что "архетипы" Юнга явля­ются такими же элементами бессознательного, как и "первичные влечения" у Фрейда. Но это не так. Юнговские "архетипы" выступают как более глубин­ные осадки психики человека, накапливаемые в тече­ние многотысячелетнего опыта приспособления и борьбы за существование не только отдельного индивида, но и всего человеческого рода. Такие архаиче­ские формы, остатки, отпечатки сохраняют в себе древний характер психических содержаний и функ­ций примитивного душевного уклада жизни. Любо­пытно, что Юнг не соотносит их только со сферой человеческого бытия, а распространяет на весь орга­нический мир, то есть выводит за рамки собственно бессознательного психического, "архетип" выступает у Юнга скорее как психоидный феномен.

В 1903 году Юнг сознает в городке Бурхгельцы лабораторию экспериментальной пси­хопатологии, где были проведены первые рабо­ты, позволившие ему обосновать ядро своей философии — учение о коллективном бессознательном.

Известность Юнгу принес прежде всего словесно-ассоциативный тест, позволивший экспериментально выявить структуру бессознательногo. Тест содержал обычно сотню слов. Испытуемый должен был тотчас реагировать на каждое из них первым пришедшим ему на ум словом. Время реакции замечалось секундомером. Затем операция повторялась, а испытуемый должен был воспроизводить свои прежние ответы. В определенных местах он ошибался. Ошибки, по мнению Юнга, случались тогда, когда слово задевало какой-то заряженный психической энергией "комплекс" (этот термин был введен в психологию Юнгом, позднее он стал употребляться Фрейдом и Адлером – кто не слышал об Эдиповом комплексе и комплексе неполноценности. В таких случаях удлинялось время подбора слова-реакции, испытуемые отвечали не одним словом, а целой речью, ошибались, заикались, молчали, полностью уходили в себя. Люди не понимали, например, того, что ответ на одно слово-стимул занимал у них в несколько раз больше времени, чем на другое.

Исследователю достаточно только "дотронуться" до комплекса, как у испытуемых появляются следы легкого эмоционального расстройства. Юнг считал, что этот тест выяв­ляет в сознании испытуемого некие фрагмен­тарные личности, из которых состоит личность человека в целом. Эти личности подсознатель­ны. Комплекс — это выход одной из них на "поверхность" сознания. При этом "Я" челове­ка как бы уходит на второй план, а роль его играет одна из личностей подсознания. У шизофреников диссоциация личности значи­тельно более выражена, чем у нормальных людей, что в конечном итоге ведет к разрушению сознания, распаду личности, на месте которой остается ряд "комплексов".

"Исследования показывают, что существует огромное количество способов, которыми бессознательное не только влияет на сознание, но и полностью управляет. Но существует ли доказательство того предположения, что поэт, будучи в ясном сознании, может оказаться подвластным собственной работе? Доказательство это может быть двух видов: прямое и косвенное. Прямым доказательством может стать поэт, уверенный, что он знает, что он говорит, но на деле говорящий больше, чем ему известно. Косвенные доказательства можно обнаружить в тех случаях, когда за видимой доброй волей поэта стоит высший императив, который вновь предъявляет свои безапелляционные требования, если поэт волюнтаристски обрывает творческий процесс, или наоборот, создает ему физические трудности, из-за которых работа должна быть прервана против его воли.

Изучение людей искусства последовательно демонстрирует не только силу творческого импульса, поднимающуюся из бессознательного, но также его капризный и своевольный характер. Нерожденное произведение в психике художника – это природная сила, которая находит выход как благодаря тираническому могуществу, так и удивительной изворотливости природы, совершенно равнодушной к судьбе человека, который для нее представляет лишь средство. Потребность творить живет и растет в нем, подобно дереву, тянущемуся из земли и питающемуся ее соками. Мы не ошибемся, пожалуй, если будем рассматривать творческий процесс как живое существо, имплантированное в человеческую психику. На языке аналитической психологии это живое существо является автономным комплексом. Это отколовшийся кусок психики, который живет собственной жизнью вне иерархии сознания."

В отличие от Фрейда, который рассматривал бес­сознательное как основной элемент психики отдель­ного человека, Юнг проводит дифференциацию меж­ду "индивидуальным" и "коллективным бессозна­тельным". "Индивидуальное бессознательное" (или, как Юнг его еще называет, "личное", "персональ­ное бессознательное") отражает личностный опыт отдельного человека и состоит из пережива­ний, которые когда-то были сознательными, но ут­ратили свой сознательный характер в силу забвения или подавления. Оно охватывает все приобретения индивидуально-личностного существования, включая все то, что находится под порогом сознания.

Одно из центральных понятий "аналитической психологии" – "коллективное бессознательное" за­ключает скрытые следы памяти человеческого прош­лого: расовой и национальной истории, а также дочеловеческого, животного существования. Это общече­ловеческий опыт, характерный для всех рас и народ­ностей. Бессознательные содержания данных коллек­тивных образований рассматриваются Юнгом как возникающие из наследственной структуры психики и мозга человека. Именно "коллективное бессозна­тельное" является для швейцарского психиатра тем резервуаром, где сконцентрированы все "архетипы". По Юнгу, теория коллективного бессознательного объяс­няла и появление духов в сознании медиума, и распад личности шизофреника. Раньше го­ворили об "одержимости бесами", приходив­шими в душу извне, а теперь выясняется, что весь их легион уже есть в душе. Наше сознательное "Я" есть один из элемен­тов психики, в которой имеются более глубокие и древние слои. Учение о коллективном бессозна­тельном переплетается с жизнью — слова Юнга о том, что психология "имеет характер субъективной исповеди", возникли не на пустом месте. Однако созданное Юнгом учение вовсе не сводится к его личным переживаниям, тому диалогу его сознания с бессознательным, о котором Юнг написал свои мемуары – "Воспоминания, сновидения, размышления". Опыт каждого вплетается в историю поколения, народа, культуры; все мы – дети своего времени.

Вводя понятие коллективного бессознательного, Юнг должен был четко отделить свою концепцию от фрейдовского бессознательного. Он отказывается видеть причину чуть ли не всех неврозов в "эдиповом треугольнике", но не отрицает значимости для психоанализа индивидуальной истории человека. В ней имеются общие для всех людей "стадии роста". Неврозы появляются обычно в кризисные переходные периоды (не только при пере­ходе от детства к юности, но и, например в сорок лет). Личностное бессознательное состоящее из вытесненных "комплексов, забытых, либо никогда не преодолевавших порога сознания представлений", – это ре­зультат жизненного пути человека.

Содержания коллективного бессознательно­го не просто никогда не входили в созна­ние, "они никогда не были индивидуаль­ным приобретением, но обязаны своим появ­лением исключительно наследственности". Есть, по Юнгу, глубинная часть психики, имеющая коллективную, универсальную и без­личную природу, одинаковую для всех членов данного коллектива. Этот слой психики непосредственно связан с инстинктами, то есть наследуемыми факторами. Они же существо­вали задолго до появления сознания и продолжают преследовать свои "собственные" цели, несмотря на развитие сознания. Кол­лективное бессознательное есть результат ро­довой жизни, которая служит фундаментом духовной жизни индивида. Юнг сравнивал коллективное бессознательное с матрицей, грибницей (гриб — индивидуальная душа), с подводной частью горы или айсберга: чем глубже мы уходим "под воду", тем шире осно­вание. От общего – семьи, племени, народа, расы, то есть всего человечества – мы спу­скаемся к наследию дочеловеческих предков. Как и наше тело, психика есть итог эволю­ции. Психический аппарат всегда опосредовал отношения организма со средой, поэтому в психике запечатлялись типичные реакции на повторяющиеся условия жизни. Роль ав­томатических реакций и играют инстинкты. Подобно любой другой науке, психология изу­чает не индивидуальное, но всеобщее – универсальные закономерности психической жизни необходимо открыть в индивидуальных проявлениях.

Не только элементарные поведенческие ак­ты вроде безусловных рефлексов, но также восприятие, мышление, воображение находят­ся под влиянием врожденных программ, универсальных образцов. Архетипы суть прообразы, праформы поведения и мышления. Это система установок и реакций, которая незаметно определяет жизнь человека.

Юнг сравнивал архетипы с системой осей кристалла. Она формирует кристалл в раство­ре, выступая как поле, распределяющее частицы вещества. В психике "веществом" является внешний и внутренний опыт, организуемый согласно этим врожденным фор­мам. Будучи "непредставимым", архетип в чис­том виде не входит в сознание. Подвергну­тый сознательной переработке, он превращает­ся в "архетипический образ", который ближе всего к архетипу в опыте сновидений, галлюцинаций, мистических видений. В мифах, сказках, религиях, тайных учениях, произве­дениях искусства спутанные, воспринимаемые как нечто чуждое, страшное образы превращаются в символы. Они становятся все более прекрасными по форме и всеобщими по содер­жанию.

"Воздействие архетипа, независимо от того, принимает ли оно форму непосредственного опыта, или выражается через слово, сильно потому, что в нем говорит голос более мощный, чем наш собственный. Кто бы ни говорил в первобытном образе, он говорит тысячью голосов; он очаровывает и порабощает, и в то же время несет идею, которая через частное посылает нас в область неизбывного. Он трансмутирует нашу личную судьбу в судьбу человечества и будит в нас благодатные силы, которые всегда помогали человечеству спастись от любой опасности и пережить самую долгую ночь.

В этом секрет великого искусства и его воздействия на нас. Творческий процесс, насколько мы можем его проследить, состоит в бессознательной активации архетипического образа, и его дальнейшей обработке и оформлению в законченное произведение. Неудовлетворенность художника ведет его назад к тому первобытному образу в бессознательном, который может лучше всего компенсировать несоответствие и однобокость настоящего. Ухватив этот образ, художник поднимает его из глубин бессознательного, чтобы привести в соответствие с сознательными ценностями, и преобразуя его так, чтобы он мог быть воспринят умами современников в соответствии с их способностями"

Идеи о "коллективном бессознательном" были почерпнуты Юнгом из теории о "коллективных пред­ставлениях" французского этнолога Леви-Брюля, ко­торой, по его собственному признанию, он "только дал эмпирическое основание". Казалось бы, данное признание должно свидетельствовать о продолжении Юнгом линии Леви-Брюля, у которого коллективные представления ассоциируются с процессом социали­зации личности. Но у Юнга выход на уровень рас­смотрения социальных аспектов коллективных пред­ставлений причудливо переплетался с биологической, а порой и мистической трактовкой человеческого бы­тия. Юнга прежде всего интересует наследственно данная психологическая структура, отражающаяся в "коллективном бессознательном": он пытается рас­крыть структурные особенности коллективных идей с точки зрения их символических элементов. В этом пункте швейцарский психиатр предвосхитил некото­рые идеи современных структуралистов. Однако если у последних исследование символической функ­ции бессознательного соотносится с языковой дея­тельностью человека (это наиболее рельефно выра­жено в максиме Ж. Лакана "Бессознательное струк­турируется как язык"), то Юнг при раскрытии сим­волических элементов "коллективного бессознатель­ного" обращается к таким идеям, которые имеют религиозную окраску. Именно религиозные представ­ления, по его мнению, выражают фактическую сторо­ну унаследованных данных "коллективного бессоз­нательного", являющегося средоточием мифологиче­ских образов, которые составляют скрытое содержа­ние коллективных идей. Поэтому мифологические связи, религиозные отношения представляются ему важными элементами психической жизни человека. Он не только признает позитивную ценность религии, но и с этих позиций критикует Фрейда за "его неспо­собность понять религиозный опыт".

Швейцарский психиатр ввел понятия "архетип" и "коллективное бессознательное" для того, чтобы рас­смотреть природу и содержание бессознательного не в психологическом и биологическом плане, как это имело место у Фрейда, а с точки зрения символиче­ского обозначения и схематического оформления структурных представлений человека. Здесь его по­зиция сближается со взглядами французских струк­туралистов Леви-Стросса, Фуко, Лакана: и Юнг и структуралисты попытались освободить фрейдовское бессознательное от природно данного и биологически унаследованного напластования. Но если структура­листам в какой-то степени удалось дебиологизировать бессознательное, то у Юнга данная проблема получила только видимость разрешения, и "архети­пы", и "коллективное бессознательное" оказываются в конечном счете внутренними продуктами психики человека, представляя наследственные формы и идеи всего человеческого рода. Разница между теоретиче­скими построениями Фрейда и Юнга заключается лишь в том, что наследственным, биологическим ма­териалом для основателя психоанализа были сами инстинкты, предопределяющие мотивы деятельности человека, а для создателя "аналитической психоло­гии" — формы, идеи, типичные способы поведения. Правда, биологизм Фрейда был более последователь­ным и прямолинейным, чем у Юнга, чьи высказыва­ния по этому вопросу носили противоречивый харак­тер. Тем не менее, механизм биологической предоп­ределенности и наследственности сохраняется в тео­ретических конструкциях обоих психоаналитиков, хотя он и действует на разных уровнях психики че­ловека. Что же касается юнговского представления о религиозных образах, оседающих в "коллективном бессознательном" и признания необходимости рели­гиозных отношений в жизни человека, то в этом воп­росе "аналитическая психология" отступила от атеистических установок классического психоана­лиза, нацеленного на разоблачение религиозных ил­люзий.

Составной частью "аналитической психологии" Юнга является теория "комплексов", то есть бессоз­нательных психических сил индивида, организован­ных в определенные системные образования, которые оказывают постоянное воздействие на жизнедеятель­ность человека. В глубинах бессознательного, по мне­нию Юнга, всегда находятся наготове "комплексы" воспоминаний индивидуального прошлого, и прежде всего родительские, детские или так называемые "се­мейные комплексы", "комплекс власти", "комплекс неполноценности" и т. д. "Комплексы" – это своего рода "психологические демоны", спонтанные всплес­ки бессознательных актов, взрывающих спокойное, направленное течение психических процессов, это неуправляемые силы, которые как бы свидетельству­ют о власти бессознательного над сознательным в психике человека.

На основе концепции "комплексов" Юнг и его последователи попытались глубже проникнуть в механизмы функционирования бессознательного, выявить сложные взаимоотношения между бессозна­тельными и сознательными психическими процесса­ми, раскрыть роль бессознательных влечений в фор­мировании поведения людей. Однако эта концепция мало чем отличалась от теории вытесненного бессоз­нательного Фрейда. И хотя слово "комплекс" стало распространенным термином в западной психоло­гии, медицине и других науках, поскольку с его по­мощью удавалось образно описать различные бессо­знательные факторы и мотивы поведения человека, с этим словом нередко соотносятся такие разноплановые проявления бессознательного, что оно фактиче­ски утрачивает свою специфику. Ни один из терми­нов, созданных в рамках психоанализа, не был, по утверждению Фрейда, "так часто неправильно при­меняем во вред образованию точных понятий".

Составляющее внутреннее ядро психического мира человека бессознательное функционирует, по Юнгу, на всех структурных уровнях психики. Это положе­ние вполне согласуется с фрейдовским подходом к анализу бессознательного психического. Правда, в отличие от Фрейда, Юнг проводит более многоплано­вую дифференциацию уровней психики, вводя в свои теоретические конструкции ряд понятий, которые, по его убеждению, характеризуют новое видение лично­сти Наряду с такими понятиями, как "коллективное" и "индивидуальное бессознательное", он выделяет "Персону", "Тень", "Аниму", "Анимус", "Самость" и ряд других.[4]

Первый архетип, с которым сталкивается всякий человек в процессе индивидуации, – Тень. Этот "сегмент психики" – еще не архе­тип коллективного бессознательного в подлин­ном смысле слова. Тень – это вся совокуп­ность вытесненных нашей психикой представ­лений о нас самих, персонификация личного бессознательного. Тень автономна, это наш темный двойник, и чем больше его подавление, чем идеальнее хочет выглядеть человек в соб­ственных глазах, тем большую Тень он отбрасывает.

Если Тень – наш двойник, то следующий архетип всегда персонифицируется лицом противоположного пола. Это близнецы Анима и Анимус: женское начало – в мужчине и муж­ское – в женщине. Анима, обитающая в бессознательном мужчины, – чувственно капризное, сентиментальное, коварное и демоническое существо. Она представляет собой источник иррациональных чув­ствований у мужчины. Анимус, напротив, источник рациональных мнений, не подвергае­мых сомнению принципов, решительных суж­дений ("так положено", "так принято" и т.п.), то есть предрассудков, принимаемых женщиной за непреходящие истины. Юнг обращает внимание на амбивалентность архетипических образов – они лежат "по ту сторону" моральных конвенций, добpa и зла. Анима может предстать в виде русалки, ведьмы, сирены, лорелеи; Анимус является в обличье колдуна, гнома или даже Синей Бороды. Это соблазнительные, искушающие, опасные образы, но именно они придают витальность и "душевность" мужчине, интеллектуальные способности, свободу от предвзятых мнений — женщине.

В процессе индивидуализации Анима и Анимус постепенно одухотворяются, совершается пе­реход к "архетипу смысла", к самости, подлинному центру психики. Происходит возврат к персонификациям с чертами собственного пола.

Движение от "Я" к самости невозможно без универсальных символов. В иные эпохи психотерапия не была нужна именно потому, что содержания бессознатель­ного представали как символы трансцедентного мира, лежащего за пределами нашей души. Психология и психотерапия нужны сов­ременному человеку, утратившему символиче­ский универсум. То, что мы сегодня обнару­живаем в глубинах собственной души, пред­ставало в традиционных обществах как пре­красный, упорядоченный божественный кос­мос.

Идеальное соединение сознания и коллек­тивного бессознательного совершается через символ. Символы и ритуалы суть "плотины и стены, воздвигнутые против опасностей бессозна­тельного", они позволяют ассимилировать колоссальную психическую энергию архетипов. Стоит догматам затвердеть в оторванности от опыта, как появляется опасность прорыва вод бессознательного, они поднимаются все выше, грозят захлестнуть сознание. Человечество всегда стоит на границе с неподвластными ему силами, готовыми вторгнуться в наш мир, приняв облик психической болезни, религиозного фанатизма или политического безумия. Охраняют человечество "стены" религиозно-мифологических симво­лов. Когда был услышан крик "Великий бог Пан умер!", это было предвестием гибели богов Эллады и Рима, а вместе с тем и античного мира. Христианство пришло на смену язычеству, по-прежнему защищая от "жуткой жизненности, таящейся в глубинах души". Через тысячу лет "стены" ослабли, началась Реформация, пробившая бреши в проецируемых на внешний мир священных образах. Затем последовали рассудочное Просвещение, а за ним – "ужасающие, если не сказать дьявольские, триумфы нашей науки". В итоге европейское человечество лишилось "защитных стен", пребывает в духовной нищете, прекрасный космос вновь превращается в хаос. Отсюда, считает Юнг, и неврозы, и политическое идолопоклонство, и судорожные поиски на Востоке того, что было утрачено у себя дома. Цивилизация, растерявшая своих богов, свои мифы, по мнению Юнга, обречена, ибо миф устанавливает жизненные координаты, придает существованию осмысленный характер.

Коллективное бессознательное – это проти­воположный сознанию, но связанный с ним полюс психики – саморегулирующейся систе­мы, в которой происходит постоянный обмен энергией, рождающейся из борьбы противоположностей. Обособление какой-то части пси­хики ведет к утрате энергетического равно­весия. Отрыв сознания от бессознательного ведет к нарастающему давлению – бессозна­тельное стремится "компенсировать", снять обособленность сознания. "Вторжения" коллективного бессознательного могут вести не только к индивидуальному или коллективному безумию, но и к расширению ("амплифи­кации") сознания. Эта задача стоит перед психотерапевтом: пациент постепенно овладе­вает своим бессознательным, переводит его на язык символов, пластичных образов искус­ства и религии. В неожиданных ситуациях, когда сознание не может справиться с возник­шими затруднениями, бессознательное часто автоматически приходит на помощь, проявляет свою компенсаторную функцию. Подключается вся энергия психики. Решение может прийти, например, во сне. Нужно только уметь "слу­шать", что говорит коллективное бессозна­тельное.

Аналитическая психология – одна из школ глубинной психологии, базирующаяся на понятиях и открытиях человеческой психики, сделанных швейцарским психологом Карлом Густавом Юнгом. В результате переработки Юнгом психоанализа появился целый комплекс сложных идей из разных областей знаний: психологии, философии, археологии, мифологии, теологии, литературы.

Рассмотрим структуру личности по Юнгу. Он утверждал, что душа состоит из трёх отдельных взаимодействующих структур: эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного. Эго является центром сферы сознания и включает в себя все мысли, чувства, воспоминания и ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою целостность. Эго служит основой нашего самосознания. Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, когда-то осознававшиеся, но теперь подавленные и забытые. Юнг ввёл понятие комплекса, или скопления эмоционально заряженных мыслей, чувств и переживаний, вынесенных индивидуумом из личного или наследственного бессознательного опыта. Комплексы могут возникать вокруг самых обычных тем и оказывать сильное влияние на поведение. Юнг утверждал, что материал личного бессознательного уникален и доступен для осознания. Наконец, более глубокий слой в структуре личности – коллективное бессознательное, представляющее собой хранилище латентных следов памяти человечества. В нём отражены мысли и чувства, общие для всех человеческих существ. Эта концепция была основной причиной расхождений взглядов Юнга и Фрейда. Также принципиальной линией размежевания З.Фрейда и К.Юнга является толкование “либидо”, или психической энергии.

Юнг высказал гипотезу о том, что коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов – архетипов. Архетипы – врожденные идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать, переживать и реагировать на события определённым образом; иначе говоря, это универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какой-то объект или событие. Среди архетипов, описанных Юнгом, есть мать, ребёнок, герой, мудрец, Солнце, плут, Бог, смерть и т.д. Наиболее важные архетипы – персона (наше публичное лицо), тень (подавленная, тёмная сторона личности), анимус/анима (внутренний образ женщины в мужчине и наоборот, внутренний образ мжчины в женщине), самость (сердцевина личности, вокруг которой организованы и объединены все другие элементы).

  1. Виттельс Фриц. Фрейд. Его личность, учение и школа (пер. с нем.). Л.,1991г. – 198с.
  2. Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений / Сост., науч. ред., автор вступ. ст. М.Г. Ярошевский. М.:Просвещение,1989. – 448 с.
  3. Фрейд З. "Я" и "ОНО". Тбилиси: Мерани, 1991. – 428с.
  4. Лейбин В.М. Психоанализ и философия неофрейдизма. М., 1977г. – 246с.
  5. Юнг К.Г. Психологические типы М.,1995г.

Материалы: http://referati-besplatno.ru/problema-kollektivnogo-bessoznatelnogo-k-yunga