1 ≫

Оказаться одним из героев древнегреческих мифов, персонажем из вечных произведений Гомера «Илиада» или «Одиссея» в наше время нетрудно. Несколько формальностей: загранпаспорт, оформление тура (если следуете по путевке) - и вы, собрав нужную для путешествия сумму, можете смело отправляться в Турцию, а именно, в провинцию Чанаккале, что на полуострове Троада у берегов Эгейского моря. Здесь прославленное писателями, поэтами и простым народом, находятся фрагменты древнего поселения - Трои (еще его именуют Илионом, Дарданией и Скамандром).

Троя – объект всемирного наследия ЮНЕСКО, она испытала за свою историю длиною в несколько тысяч лет немало побед и поражений, взлетов и падений. Что бы нового не раскопали здесь археологи, Троя всегда останется загадкой, неразгаданной тайной великого города, вошедшего, и навсегда оставшегося, в мировую историю, культуру, литературу и искусство.

Девять вариаций Трои, или история раскопок известного города

Еще в клинописных табличках хеттов Богазкёйского архива Троя, именуемая «Таруиша», упоминается как поселение морского народа турша, сопоставимого часто с народом тереш (встречается это название на стеле Мернептаха). Единого мнения по этому вопросу ученые не достигли. Выдвигаются версии о названии страны Троя и столицы ее - Илиона.

В 1822 году Ч. Маклареном выдвигается гипотеза о сходстве холма Гиссарлык с Троей, описанной Гомером. Френк Калверт поддержал его идею, начав там раскопки. Немецкий археолог Генрих Шлиман, спустя 7 лет после Калверта, начинает исследования второй половины Гиссарлыка в конце 19 века. Его раскопки были увенчаны успехом: им был найден так называемый «Клад Приама».

Шлиман должен быть разделить сокровища с Археологическим музеем Стамбула. Однако археолог тайно вывозит сокровища в Грецию. Безуспешные попытки продать экспонаты в один из музеев мира приводят к тому, что Шлиман передает сокровища в дар Берлину в обмен на свое почетное гражданство в городе. После окончания Второй мировой войны, в качестве трофея, они оказываются в СССР, длительное время пребывают в подвалах, а затем в 90-ые годы прошлого века перевозятся в ГМИИ им. А.С. Пушкина.

На сегодняшний день учеными-исследователями на Гиссарлыке найдены следы 9 поселений-крепостей разных эпох. Пока обнаружено 9 слоев Трои:

Троя 0 или Кумтепе - поселение неолита.

Поселение Троя I занимало территорию диаметром 100 м и существовало с 3000 до 2600 гг. до н.э. Была здесь и крепость со стенами, и ворота, и башни из неотесанного камня. Пожар уничтожил все, захватив и строения из глиняных кирпичей.

В Трое II, которая существовала с 2600 до 2300 гг до н.э., Шлиманом был найден «Троянский клад» («Клад Приама», хотя ученые доказали, что находка Шлимана на тысячу лет старше событий, описанных Гомером): оружие, части украшений, фрагменты изделий из золота, меди, а также могилы-плиты доисторической и раннеисторической эпох. Огонь унес и эту часть Трои, жители которой активно занимались торговлей.

Три последующие слоя, Троя III—IV—V, своими находками говорили об упадке города с 2300 до 1900 гг. до н.э.

Шестая Троя, существовавшая с 1900 до 1300 гг. до н.э., занимала территорию диаметром уже 200 метров и представляла собой царский дворец-цитадель. Крепостные стены имели толщину 4-5 метров. Землетрясение поспособствовало уничтожению полиса в 1300 году до н.э.

Троянская война проходила в Трое VII-A. Именно этот город, датируемый 1300 - 1200 гг. до н.э., разграбили и уничтожили афиняне.

Полуразрушенная Троя VII-B, существовавшая с 1200 до 900 гг. до н. э., была оккупирована фригийцами.

Алеанские греки населяли Трою VIII, (900 - 350 гг. до н.э.) Свыше тысячи голов скота приносит здесь в жертву царь Ксеркс.

Троя IX была крупным городом с 350 г. до н.э. до 400 г. н.э. Строится храм Афины, святилище для жертвоприношений. Юлий Цезарь после приезда в Трою в 48 г. до н.э. приказывает расширить храм Афины. При Августе возводится зал совета (боулевтерион), одеон для музыкальных выступлений.

Вопрос о языке троянцев вызывал немало споров и противоречий среди ученых: среди прочих назывались речь фригийцев, язык этрусков, критское письмо. Уже в 21 веке ученые склонны утверждать, что официальным языком в Трое был лувийский язык, это подтверждает находка в слое седьмой Трои в 1995 году печати с иероглифами лувийцев.

Государство троянцев было многонациональным: Троянская война способствовала миграции населения.

Руины Трои размещены на 165 кв.м, что в 10 раз меньше, по мнению ученых, самого города.

Исторический парк и в наши дни находится в стадии раскопок: на территории можно увидеть «бездомные» колонны из мрамора, другие фрагменты древних строений.

Троя сегодня

Сегодня этот город (то, что от него осталось), обжигаемый лучами солнца, обдуваемый ветрами, представляет собой всемирно известный археологический музей. Остатки города теперь возвышаются на сухой местности.

Без гида бродить по развалинам неинтересно и не имеет смысла, ведь большинство камней туристы сами не смогут «расшифровать». А время сохранило для нас в знаменитой Трое фрагменты восточной стены и ворот, лестницы цитадели, воссозданный частично Мегарон, величественный храм Афины, таинственные святилища Кибелы и Деметры с трибуной и алтарем, впечатляющий зал для концертов одеон, а также старинные дома богатых и знаменитых троянцев.

Макет троянского коня, только деревянного, привлекает туристов больше всего. Придется выстоять длинную очередь, каждый желает испытать на себе. пусть и приблизительные, ощущения древнегреческого героя, попав внутрь лошади.

Музей раскопок ждет любознательных туристов, желающих узнать этапы прохождения исследований на холме, с макетами, множеством фотографий. Напротив музея находится сад Pithos, на котором разбросаны водопроводные трубы того времени и горшки из глины. Для посетителей протоптаны пешеходные тропинки, места для отдыха.

В Чанаккале достаточное количество гостиниц, есть отель и напротив комплекса: с проживанием проблем не будет.

Время работы исторического парка

Национальный исторический парк Трои доступен для посещения каждый день с 8 утра и до 7 вечера (май-сентябрь), до 5 вечера сокращено время работы с октября по апрель. Вход стоит (цена указана за 2016 год) 20 лир.

Выбираем дорогу и транспорт

Путешествие на машине будет менее утомительно и не так продолжительно, как на автобусе. Попасть в Трою можно, следуя по трассе «Чанаккале – Измир». Внимательно следите за дорожными знаками, указывающими на дорогу в древний город. Из Чанаккале до Трои всего 30 км.

Междугородний автобус следует каждый час, поездка продлится около получаса, стоит 3 турецкие лиры. На такси за тот же маршрут с вас возьмут от 55 лир. Уточняйте у водителя время рейсов.

Из Стамбула до Чанаккале ехать около 6-7 часов: автобус идет три раза в день, отправляясь от автовокзала, что недалеко от станции метро «Otogar».

Есть автобусное сообщение между Чанаккале и Бурсой, Измиром. Как вариант, но более дорогой, - авиаперелет из Стамбула и Измира, а до центра Чанаккале придется преодолеть всего 3 км. Из центра автобусы в Трою ходят каждый час.

Путешествие в древний город станет великим путешествием, добавившим в ваши истории о странствованиях гордую и завидную многим фразу: «Я был вТрое!»

Материалы: http://jj-tours.ru/articles/Turkey/turkey-troy.html

2 ≫

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Эта полудетективная история произошла в конце XIX в., когда коммерсант и археолог-любитель Генрих Шлиман, со дня рождения которого 6 января исполняется 195 лет, на раскопках в Турции обнаружил руины древнего города Трои. На тот момент описанные Гомером события считались мифическими, а Троя – плодом вымысла поэта. Поэтому обнаруженные Шлиманом доказательства реальности артефактов древнегреческой истории произвели в научном мире настоящий фурор. Однако большинство ученых мужей называли Шлимана лжецом, авантюристом и шарлатаном, а найденный им «клад Приама» – подлогом.

Многие факты биографии Генриха Шлимана выглядят неправдоподобно, многие эпизоды были им явно приукрашены. Так, Шлиман утверждал, что поклялся найти Трою еще в восьмилетнем возрасте, когда отец подарил ему книгу с мифами о Трое. С 14 лет подросток вынужден был трудиться в бакалейной лавке. Потом он работал в Амстердаме, изучал языки, открыл свое дело. В 24 года стал представителем торговой компании в России. Он вел дела настолько успешно, что к 30 годам уже был миллионером. Шлиман основал свою фирму, начал инвестировать в бумажное производство. Во время крымской войны, когда особым спросом пользовались синие мундиры, Шлиман стал монополистом в производстве краски индиго – натурального красителя синего цвета. Кроме того, он поставлял в Россию селитру, серу и свинец, что во время войны также приносило немалые доходы.

Его первой женой стала племянница богатого русского купца, дочь юриста Екатерина Лыжина. Жена не разделяла страсти мужа к путешествиям, не интересовалась его увлечениями. В конце концов брак распался, при этом Лыжина не давала ему развода, и Шлиман развелся с ней заочно, в США, где это позволяли местные законы. С тех пор путь в Россию был ему закрыт, так как тут он считался двоеженцем.

Своей второй женой Шлиман видел только гречанку, поэтому отправил всем друзьям-грекам письма с просьбой подыскать ему невесту «типично греческого облика, черноволосую и, по возможности, красивую». И такая нашлась – это была 17-летняя София Энгастроменос.

Место раскопок археолог определил по тексту «Илиады» Гомера. Впрочем, о холме Гиссарлык как предполагаемом месте древнего города говорили и до Шлимана, но именно его поиски увенчались успехом. Историю о том, как в 1873 г. был найден «клад Приама», Шлиман выдумал сам. По его версии, они вдвоем с женой находились на раскопках, и когда обнаружили сокровища, жена завернула их в свой платок (только золотых изделий там было 8700!) и вынесла тайком от рабочих, чтобы они не разграбили клад. При этом точной даты и точного места находки не сообщалось. А позже Шлиман вывез драгоценности из Турции, спрятав их в корзинках из-под овощей. Как оказалось, жены археолога на тот момент вообще не было в Турции, а знаменитая фотография Софии с золотыми украшениями из найденного клада была сделана позже, уже в Афинах. Других свидетелей находки не оказалось.

Драгоценности, которые Шлиман назвал «кладом Приама», на самом деле относились к другой эпохе – за тысячу лет до Приама. Клад оказался гораздо более древним по возрасту, чем микенская культура. Впрочем, стоимости находки этот факт не умаляет. Ходили слухи, что клад не целостен и собран за годы раскопок из разных слоев или же вообще куплен по частям у антикваров.

Шлиман действительно нашел Трою либо какой-то другой древний город, который существовал за тысячу лет до Приама. На Гиссарлыке обнаружили 9 напластований, принадлежащих разным эпохам. В спешке Шлиман снес культурные слои, лежащие над городом Приама, без их детального изучения, и сильно повредил нижние слои, чего ему не мог простить научный мир.

Археолог заявил, что отдаст «сокровища Трои» любой стране, которая согласится основать музей его имени. Греки, американцы, итальянцы и французы отвергли его предложение, в России о двоеженце никто и слышать не хотел, а вот в Германии приняли в дар троянский клад, но разместили его не в музее Трои имени Шлимана, который так никогда и не был создан, а в берлинском Музее первобытной и древней истории.

В современном мире до сих пор идет «Троянская война» за право обладать «кладом Приама». В 1945 г. сокровища были тайно вывезены из Германии в СССР, и только в 1993 г. этот факт был официально признан. Согласно закону о реституции «сокровища Трои» были объявлены российской собственностью. При этом скептики до сих пор высказывают мнения о том, что никакой Трои на холме Гиссарлык не было, а обнаруженное средневековое османское поселение не дает оснований называть его Троей.

Добавление комментариев запрещено правилами блога. Разрешено только: модераторам, участинкам блога, зарегистрированным пользователям

Если вы не авторизованы на сайте, можете сделать это прямо сейчас:

Материалы: http://kulturologia.ru/blogs/060117/32919/

3 ≫

  • Персоны
| Пнд, 2012-01-09 07:36

6 января 2012 года исполнилось 190 лет со дня рождения Генриха Шлимана, гениального археолога. Он отыскал Трою — город, в существование которого во времена Шлимана мало кто верил. Нашел он Трою не один.

Самый знаменитый снимок в истории археологии — это фотография жены гениального археолога-самоучки Генриха Шлимана (Heinrich Schliemann), который нашел легендарную Трою. На нем София Шлиман изображена с золотыми украшениями из обнаруженного археологом так называемого «клада Приама». Эту фотографию мы видим и на обложке книги Данаи Кульмас (Danae Coulmas) «Шлиман и София».

Со своей первой женой Екатериной Лыжиной Генрих Шлиман развелся за несколько лет до того, как познакомился с Софией. Он искал спутницу жизни, которая непременно должна была быть гречанкой. Шлиман написал одновременно несколько писем своим друзьям-грекам с просьбой найти жену «типично греческого облика, черноволосую и, по возможности, красивую», пусть бедную, но с хорошим образованием и добрым сердцем.

Подобная просьба сегодня, возможно, покажется дикой, однако не будем забывать, что речь идет о 60-х годах 19-го века. Тогда в этом не видели ничего позорного или безнравственного. Старый друг Шлимана, митрополит Пелопонесский, который в студенческие годы преподавал ему в Петербурге греческий язык, в ответ на его просьбу прислал ему фотографии нескольких девушек и их биографические данные. Среди «кандидаток» была и двоюродная племянница митрополита, с которой Шлиман поначалу отказался даже знакомиться, так как посчитал ее слишком юной для себя. Ей было всего 17 лет, а ему — 47. Но Шлиман так влюбился в фотографию Софии, что очень скоро решил: именно она будет его женой. Именно с ней он найдет Трою.

Невеста, похоже, права голоса не имела. Все решили ее родители. Суховатый немец явно не был похож на избранника, который виделся девушке в ее мечтах. Шлиман был маленького роста, сутулый, с непропорционально большой головой. Тяжелые веки, презрительно оттопыренная нижняя губа, щеточка усов. А как супруг он был настоящим тираном — во всяком случае, в начале их совместной жизни. Свадебное путешествие должно было показаться Софии настоящим кошмаром: три дня в Неаполе, два в Венеции, день в Мессине, несколько — в Риме, марш-броски по знаменитым музеям. Вечерами в отеле Шлиман занимался с женой итальянским, немецким и французским языками. Сам он был настоящим полиглотом: прекрасно знал более двух десятков языков, свободно читал и писал, например, на русском и на арабском.

Оба были поначалу страшно разочарованы друг в друге. А в результате прожили вместе больше 20 лет — до самой смерти Генриха Шлимана. Дошедшие до нас письма Софии к мужу (написанные в последующие годы их брака) полны нежности и искренней любви. Шлиман сознательно разделил свою мировую славу с женой, выдумав историю о том, как был найден знаменитый «клад Приама», «золото Трои», — историю, которая читается, словно увлекательный приключенческий роман. Якобы София тайно выносила золотые украшения из раскопа, завернув в шаль, чтобы рабочие не увидели и не разграбили клад. На самом деле Софии тогда вообще не было на раскопках в Турции: она уезжала домой, в Грецию, на похороны отца. И знаменитая фотография жены Шлимана с золотой диадемой на пышных черных волосах была сделана не у холма Гиссарлык, под которым скрывалась Троя, а позже, уже в Афинах.

На выставке троянских сокровищ в Бонне

Генрих Шлиман родился в мекленбургской деревне, в бедной семье протестантского священника. Отец пил, бил жену и детей. В конце концов, церковное начальство лишило его сана. В девятилетнем возрасте Генриха отправили к дяде, тоже пастору. Здесь он получил зачатки классического образования. В четырнадцатилетнем возрасте Шлиман стал мальчиком на побегушках в магазине, в котором торговали всякой всячиной. Спустя 15 лет он был уже миллионером, исключительно благодаря собственным талантам, трудолюбию и целеустремленности. Он стал сначала бухгалтером, а потом — одним из управляющих влиятельного торгового дома Schroeder and Co.

Торговый дом вел дела и с Россией. Тогда в Западной Европе людей, знавших русский язык, да к тому же таких блестящих специалистов торгового дела, можно было пересчитать по пальцам. Поэтому в 1846 году именно Шлимана, несмотря на его молодость (ему было всего 24 года), компания отправила своим представителем в Санкт-Петербург. Спустя год размеры его комиссионных, зависевших от объемов заключенных сделок, удвоились. Шлиман смог основать свою собственную фирму. Знание языка, широкий круг знакомств в аристократических и купеческих кругах России позволяли Шлиману обойти западных конкурентов, а уровень профессиональных знаний и налаженные деловые контакты в Германии, Голландии, Франции и Англии обеспечивали ему преимущество перед российскими купцами и предпринимателями.

Генрих Шлиман первым начал инвестировать в бумажное производство и типографское оборудование. В преддверии Крымской войны он вложил огромные деньги в плантации индигоносных растений, из которых добывался индиго — натуральный краситель синего цвета. Когда началась война и резко увеличился спрос на военные мундиры синего цвета, Шлиман оказался здесь монополистом и фактически смог диктовать цены на индиго. Англия объявила морскую блокаду России — и вот Шлиман, в обход блокады, через Восточную Пруссию и Мемель (сегодняшнюю Клайпеду) стал доставлять в Россию селитру, серу и свинец, без которых невозможно вести войну. Когда Крымская война окончилась, Генрих Шлиман считался уже одним из самых богатых капиталистов в России.

Его первая жена Екатерина Петровна Лыжина была племянницей богатого русского купца и дочерью влиятельного юриста, близкого ко двору. Прекрасная партия для богатого иностранца, чувствующего себя таким одиноким в чужой стране. Какое-то время Катерина (так она себя называла) колебалась. А сам Шлиман подумывал о том, чтобы перебраться в Америку. В 50-е годы 19-го века, когда начиналась «золотая лихорадка», он совершил далекое путешествие в Сакраменто, открыл там филиал своей фирмы и даже основал собственный банк. За год, проведенный в Америке, Шлиман заработал почти полтора миллиона долларов.

И все же он вернулся из Америки в Россию, где предложил Катерине Лыжиной руку и сердце. В 1854 году они поженились. Брак этот обернулся настоящей катастрофой. Почти все биографы Шлимана рисуют Катерину этакой мегерой — бессердечной, эгоистичной, недалекой. Но надо сказать, что и сам Генрих Шлиман был человеком с очень тяжелым характером. Во всяком случае, Катерина наотрез отказывалась сопровождать мужа в его многочисленных деловых поездках и путешествиях «для души». А Шлиман был страстным путешественником. Он объездил весь мир от Швеции до Египта, побывал в Индии, в Гималаях, в Китае и Японии, в Мексике и на Кубе.

Но Катерину не интересовали ни коммерческие дела мужа, ни его увлечение Гомером и мифами Древней Греции. Правда, она родила Шлиману трех детей, с которыми, кстати, Шлиман всю свою жизнь оставался близок. Он очень тяжело переживал смерть дочери Натальи (она умерла маленькой девочкой). А двое других — Сергей и Надежда — в его завещании упомянуты наравне с Андромахой и Агамемноном (детьми от второго брака).

Разрыв с Катериной Лыжиной был неизбежен, но она тянула с разводом. В конце концов, отчаявшийся Шлиман развелся с Екатериной заочно, в Соединенных Штатах. Американские законы это позволяли. И хотя Лыжиной грех было жаловаться на бывшего мужа (он щедро обеспечил и ее, и детей), она всю жизнь сетовала на подлость супруга и утверждала, что их брак на самом деле не расторгнут. Из-за этого Генриха Шлимана считали при русском дворе двоеженцем, и позже он даже не мог приехать в Россию, так как его вполне могли посадить в Петропавловскую крепость. Когда решалась судьба «клада Приама» (Шлиман хотел подарить его той стране, которая создаст для троянских сокровищ музей, носящий его имя), то шла речь и о России. Но Александр Третий и слышать не захотел о том, чтобы вести какие-то дела с «губителем несчастной Лыжиной».

Легендарным городом из гомеровской «Илиады» Шлиман грезил с детства. Более двух с половиной тысяч лет назад слепой певец рассказал о том, как была похищена Елена Прекрасная, как бились герои Эллады под стенами осажденной Трои и как благодаря выдумке хитроумного Одиссея, спрятавшего воинов внутри огромного деревянного коня, ахейцам после десяти лет осады все же удалось победить троянцев. Большинство его современников считали всю эту историю и саму Трою художественным вымыслом Гомера. Но Шлиман всегда был убежден в том, что Троя существовала на самом деле. Вот только где?

Он снова и снова перечитывал «Илиаду», рассматривая ее как абсолютно достоверный фактический источник, как путеводитель, если хотите. И пришел к выводу (как и некоторые другие исследователи), что легендарный город был расположен в Малой Азии, где-то у входа в пролив Дарданеллы. Немало времени и денег ушло на то, чтобы получить «фирман» (разрешение) турецких властей на проведение раскопок на холме Гиссарлык, под которым, как предполагал Шлиман, находилась Троя. Он не ошибся. Он действительно нашел под Гиссарлыком гомеровский город. Нашел вместе с Софией.

Генрих Шлиман умер в 1891 году, София — в 1932-м. Он оставил ей огромное наследство, и она устраивала роскошные приемы для политиков и ученых. Но больше всего, как рассказывает Даная Кулмас, она тратила на благотворительные нужды. София давала деньги на больницы и детские дома, финансировала строительство первого в Греции общедоступного туберкулезного санатория. Перед зданием медицинского училища в Афинах, открытом в свое время благодаря Софии и носящем сейчас ее имя, стоит ее бронзовый бюст. Когда она умерла, правительство Греции приняло решение устроить ей официальные похороны. Гроб с ее телом провезли по улицам Афин. Траурную процессию возглавлял премьер-министр страны.

София и Генрих Шлиманы похоронены рядом на самом высоком месте афинского кладбища, откуда открывается прекрасный вид на греческую столицу. На одной из сторон построенного здесь небольшого мавзолея — барельефы Генриха и Софии. А рядом — изображение троянских находок из «клада Приама».

«Золото Трои» — часть легендарного « клада Приама» , который отыскал немецкий археолог-любитель Генрих Шлиман, — стало символом спора о судьбе «трофейного искусства» Как эти сокровища вообще попали в Россию?

В конце мая 1873 года (точная дата неизвестна, так как археолог в разное время называл разные числа) немецкий предприниматель и археолог-любитель Генрих Шлиман (Heinrich Schliemann) нашел в раскопе, уходящем вглубь холма Гиссарлык в Турции, знаменитый «клад Приама» — в общей сложности, почти девять тысяч предметов. Это ювелирные изделия, посуда и керамика. В их числе находятся две уникальные золотые диадемы с подвесками, золотой кубок в виде ладьи, золотые серьги и браслеты, серебряные вазы.

Конечно, за несколько лет раскопок на Гиссарлыке было найдено намного больше, но именно эти сокровища, которые мы называем сегодня «кладом Приама» или «золотом Шлимана», принесли славу Генриху Шлиману. Археолог-романтик был уверен: наконец-то найдено неопровержимое доказательство того, что Гомер рассказал в своей «Илиаде» чистую правду. У него не было сомнений, что найденные сокровища — выкуп, который престарелый царь Приам собрал для того, чтобы заплатить Ахиллесу за тело своего убитого сына Гектора. В «Илиаде» говорится об этом так:

. Злата, весами отвесивши, выложил десять талантов,

Вынул четыре блюда и светозарных тренога,

Вынул и пышный сосуд. драгоценность великую! даже и оной

Старец щадить не хотел: столь сильно пылал он душою

Выкупить милого сына.

Увы! Ослепленный своим желанием получить «стопроцентные» доказательства того, что Гомер рассказывал о реальных событиях далекого прошлого, Шлиман закрыл глаза на очевидные вещи. Золотые украшения, найденные им, были изготовлены в совершенно другую эпоху. Если троянский царь Приам, о котором рассказывается в «Илиаде», вообще когда-нибудь жил на свете, то на тысячу лет позже, чем ученые датировали «золото Шлимана». И все же это не умаляет заслуг Генриха Шлимана. Так называемый «клад Приама» стал одной из самых сенсационных находок в истории археологии.

Найденные во время раскопок сокровища Шлиман тайно вывез из Турции в Грецию. Позже, между прочим, заплатил за это компенсацию, хотя и по нынешним понятиям смехотворную. Археолог хотел увековечить свое имя, и поэтому решил подарить бесценное собрание троянских находок, в которое входил и «клад Приама», любой стране, которая создаст для них специальный музей и назовет этот музей его, Шлимана, именем.

Но эти условия не приняли ни греки, ни американцы, ни французы, ни итальянцы. А в России это и обсуждать серьезно не стали, так как там Шлиман считался чуть ли не двоеженцем (со своей первой женой, русской Екатериной Лыжиной, он развелся заочно). А вот немцы как будто были готовы даже принять его в Академию наук. Впрочем, с Академией наук сорвалось, обещанный орден Генрих Шлиман тоже не получил, потому что свою коллекцию принес в дар не кайзеру, а, как сказано в его дарственной, «немецкому народу». Зато он стал почетным гражданином Берлина.

Правда, Музей Трои имени Шлимана так никогда и не был создан. Троянские находки были выставлены в берлинском Музее первобытной и древней истории. В годы Второй мировой войны их спрятали в одной из зенитных башен — похожем на крепость сооружении, построенном для защиты города от воздушных налетов. Гитлер приказал отправить сокровища вместе с другими ценностями дальше на запад, чтобы они не попали в руки наступавших советских войск.

Однако директор Музея первобытной и древней истории Вильгельм Унферцагт (Wilhelm Unverzagt) ослушался фюрера. Когда Берлин пал, Унферцагт сдал ценности советским офицерам. Ящик, в котором находился легендарный «клад Приама», одна из трофейных бригад погрузила на грузовик и увезла. И «золото Шлимана» пропало. почти на полвека. Советские официальные лица клялись, что и в глаза его не видели.

Как выяснилось уже после начала перестройки, когда стали открываться многие тайны давнего и недавнего прошлого, троянские ценности все эти годы были спрятаны от всего мира в специальной кладовой-сейфе Пушкинского музея в Москве. Между прочим, войти в эту секретную кладовую можно было только из помещения экскурсионного бюро музея. И никто из приходивших сюда посетителей (как, впрочем, и из экскурсоводов) не подозревал, что за простенькой занавеской в углу комнаты скрывается стальная дверь, за которой находится легендарное «золото Трои». Людей, которые имели доступ в это хранилище, можно было пересчитать по пальцам.

Троянские находки в Пушкинском музее

Но в 1991 году российские историки Григорий Козлов и Константин Акинша опубликовали на Западе почти случайно обнаруженные ими документы, доказывающие, что ценности спрятаны в Пушкинском музее. А еще через два года под давлением неопровержимых фактов сначала министр культуры России, а потом и президент Борис Ельцин официально подтвердили это. Однако это вовсе не означало, что Россия собиралась вернуть троянские находки Шлимана в Берлин. Согласно печально известному закону о реституции они были объявлены российской собственностью.

В 1996 году в Москве прошла первая выставка троянских сокровищ, как бы «закрепившая» российские претензии. Знаменитое собрание троянских ценностей теперь разделено: золото находится в Москве, бронзовые предметы, тоже найденные на раскопках, — в петербургском Эрмитаже, а керамика — в Берлине.

Последние новости

Важно

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Материалы: http://argumentua.com/stati/kak-nashli-legendarnuyu-troyu-shliman-gorod-gomera-i-klad-priama