1 ≫

Мы объединяем тех, кому нужна сильная Россия

Где артиллерия Артиллерийского музея? или Как три профессора сами себя высекли.

Вы пришли в магазин и остались недовольны обслуживанием: нет на товарах ценников, за простейший вопрос о качестве товара и его цене продавцы требуют объяснить, зачем это вам надо и только удовлетворившись ответом, готовы сказать цену. А когда вы в вежливой форме пишите свои претензии в жалобную книгу или газету, вас руководство магазина начинает обзывать «фальсификатором», «грибком-паразитом» и даже обвиняют в воровстве.

Мне возразят, что такого в России уже давно не было. Ан, нет! Руководство Санкт-петербургского Артиллерийского музея (Музея артиллерии, ракетных войск и войск связи) в лице трех профессоров (они же заслуженные работники культуры) и двух кандидатов наук обрушились с площадной бранью, которую они считают «в весьма сдержанной, на наш взгляд, форме», на автора статьи «Тайны Артиллерийского музея», опубликованной в «Независимом военном обозрении» № 3 с.г.

Там историк Александр Широкорад весьма в корректной форме (иную в НВО не пропускают), не упоминая никаких фамилий или должностей, указал на ряд недостатков в обслуживании посетителей в оном музее.

(Справедливости ради надо отметить, что раньше в этом музее работали высокие профессионалы своего дела, которые радели за музей, за его экспозиции и за знания в области истории. Таким человеком был, уже ныне покойный, Николай Петрович Волошин (Галошин)).

В частности в статье указывается на следующие недостатки: почему на половине экспонатов на парадном дворе музея отсутствуют таблички и почему все экспонаты огорожены заборчиком, и посетители вынуждены разглядывать их с расстояния в 10—50 метров. Причем, у многих орудий можно разглядеть только казенную часть. В пространной статье в журнале «Калашников» № 3, а также в письме в редакцию НВО об отсутствии табличек культурные профессора, увы, ничего не пишут.

«Секретные» орудия. Фото 2011 г.

А что же касается заборов, утверждают, что «экспонаты надо беречь от больших и маленьких вандалов». А на резонное сравнение в статье в НВО Артмузея с Военным музеем в Стамбуле, где орудий в несколько раз больше и все они снабжены табличками, мало того, каждый посетитель может фотографировать экспонаты со всех сторон, замерять их и т.д. На это профессора отвечают: «Сотрудники нашего музея бывали в Военном музее в Стамбуле и гораздо лучше г-на Широкорада знают тамошние порядки и правила». И утверждают, что «самое сладкое слово для турка — бакшиш».

Я сама была в стамбульских Военном и Морском музеях. И могу сказать, что к сотням орудий, выставленных во дворах музеев, совершенно свободный (бесплатный) подход. Кстати, тоже могу утверждать, посетив Севастопольские музеи — Музей Черноморского флота и Диораму. Там во дворах также бесплатно можно фотографировать и замерять многие десятки орудий и ракет. А в новом большом роскошном Военно-морском музее «Михайловская батарея» вообще вход бесплатный не только во двор, но и во внутреннюю экспозицию.

Это только за вход во двор Артиллерийского музея берут бакшиш — 150 рублей за вход и 50 рублей за фотосъемку. А вот условий для нее не обеспечивают. Мало того, на сайте Артмузея предупреждается: «Фотосъемка и видеосъемка без права публикации в печатных и электронных изданиях».

Зато руководство музея в статье в журнале «Калашников» пишет совсем по-другому: «Вы, наверное, милостивый государь, не знаете, что ни одному из наших исследователей, официально обратившихся к руководству музея за последние 50 лет, не было отказано в работе. Измеряли, изучали, описывали, копировали, фотографировали, брали пробу металла и т.д. и т.п. И за все это музей не брал и не берет ни копейки».

Пардон, так кто же врет? Сайт Артмузея или профессора? Или, может быть, руководство музея хочет просто зафиксировать всех, кто фотографирует экспонаты и хочет поделиться с друзьями. Вот, к примеру, вы, побывав в музее, решили выложить на форуме пару фотографий. Так что, для этого надо письменно обращаться к руководству музея? И эти профессора должны собираться и решать, разрешить ли вам выставлять это фото? И нам лапшу вешают, что это все бесплатно!

Да, при советской власти человек мог бесплатно мог работать даже в фондах музея с архивными документами. Но сейчас, когда он обращается туда и спрашивает, сколько он должен заплатить, его первым делом спрашивают: «А для чего это вам нужно?» Понятно, что никакой таксы не существует, то есть живут люди «по понятиям», а официально — «бесплатно».

А теперь насчет вандалов. Предположим, их нет ни в Турции, ни в Севастополе, ни в Тольятти и Саратове. В последних двух городах устроены огромные музеи под открытым небом, где находятся сотни образцов военной техники, многие из которых отсутствуют в Артмузее. Но почему «вандалы» не нападают на полтора десятка орудий времен Великой Отечественной войны, открыто выставленных перед входом в Артмузей, а также на два десятка древних орудий XVI—XVIII веков, выставленных на неохраняемой территории рядом с памятником декабристам. Состояние этих орудий ничем не отличается от орудий, стоящих за заборчиками. Получается, что вандалы в Питере — любители экстрима. Нет бы им покрушить никем не охраняемые орудия, а заветная мечта — заплатить 150 рублей за вход и там на глазах нескольких милиционеров надругаться над «святынями» музея.

Кстати, все неохраняемые орудия у памятника декабристам имеют таблички с подробным описанием. Были б такие таблички у всех орудий в парадном дворе — и вопросов бы не возникло. Но упомянутые таблички сделаны давно — лет 50—80 назад — и изрядно коррозировали.

Так кто в этом виноват? «Маленькие вандалы» или остепененные вандалы, сидящие в кабинетах музея?

Так им не до табличек и не до зала довоенной артиллерии, который как закрыли в ХХ веке, так и закрыт по сей день. Десятки профессоров и кандидатов музея пишут день и ночь: «За последние 10 лет — 2002—2011 гг. музеем при содействии санкт-петербургского издательства «Атлант» выпущены книги: «Штыки мира», «Европейское холодное оружие», «Русское холодное оружие», «Во имя доблести, добра и красоты», «Немецкое холодное оружие», «Герои Великой войны», «Оружие Западной Европы XV—XVII веков», «Русские именные клинки».

Это исчерпывающий список из статьи профессоров. А ведь музей-то артиллерийский! И что по русской артиллерии выпущено за эти 10 лет? А за 20 лет?

«Злодей» же Широкорад за 10 лет только по артиллерии и ракетам выпустил:

Две огромные энциклопедии — «Отечественной артиллерии» и «Отечественного ракетного оружия».

Справочники: «Отечественные минометы и реактивная артиллерия», «Оружие отечественного флота», «Вооружение советской авиации 1941—1991 гг.», «От «Катюши» до «Смерча», «Советская корабельная артиллерия».

Монографии об истории артиллерии: «Артиллерия в Великой Отечественной войне», «Время больших пушек. Битва за Ленинград и Севастополь», «Бог войны Третьего рейха», «Гений советской артиллерии. Пушки Василия Грабина», «Тайны русской артиллерии», «Чудо-оружие Российской империи», «Чудо оружие СССР» и т.д.

Неужели после этого непонятен праведный гнев артиллерийской профессуры на оного «злодея»?

А теперь перейдем к совсем детективной истории. В своей статье Широкорад поднял вопрос о десятках или сотнях уникальных русских и иностранных орудиях, хранившихся к 1970-м годам на заднем дворе Артмузея, охраняемом «собаками с милицией»: «Куда делись сотни орудий: украдены, утилизированы, укрыты в секретных хранилищах?» Вопрос, как видим, четок и конкретен. Любой человек с 8-классным образованием ответил бы: «Орудия хранятся в хранилище № … по адресу …» или «в … году стулья проданы отцу Федору». А профессура отвечает весьма туманно: «Информируем г-на Широкорада, что наш музей, как и все музеи страны, проверялся различными комиссиями в соответствии с распоряжением правительства РФ от 01.09.2006 г. за № 1237-р и, представляете, сотни орудий — все на месте, как, впрочем, и все другие музейные экспонаты».

Так где же стулья? И хватит делать вид, что не понимаете, о чем идет речь, как говорил Аркадий Райкин: «Запускать дурочку». Представляю фото.

Где всё это. Можно ответить по-русски? Или образования не хватает?

Материалы: http://blog.rspp.su/?p=40

2 ≫

  • Pip_boy
  • 17 февраля 2008 16:08
  • 5319

Германия, XVIII – XIX вв.

Сталь, кожа, яшма, золото, серебро

Резьба, гравировка, инкрустация, золочение

Длина 69 см; 50 см

Охотничий набор: кортик, нож, вилка

Саксония. XVIII в.

Ковка, насечка, роспись

Длина кортика 61 см; длина ножа 21 см; длина вилки 18,5 см

Пистолеты с кремневыми замками

Италия. Брешиа. 1700г.

Мастер Джио Бата Гуэрино и Пьетро Фиорентини

Пистолеты с кремневыми замками и пояс с прибором

Пистолеты с кремневыми замками

Турция. Трапезунд. 60-е годы XVIII в. Замки – Италия.

Мастера-замочники Альберти, Гаспарини

Сталь, дерево, серебро, кораллы

Ковка, золочение, басма

Турция. Трапезунд. 60-е годы XVIII в.

Кожа, дерево, серебро, кораллы

Пистолеты с кремневыми замками и патронташ

Пистолеты с кремневыми замками

Москва. Оружейная палата. Вторая половина XVIII в.

Сталь, дерево, серебро

Ковка, золочение, оброн, инкрустация, эмаль

Москва. Оружейная палата. Вторая половина XVII в.

Золочение, гравировка, чернь

Пистолеты с кремневыми замками

Франция. Париж. 1685 – 1725 гг.

Сталь, дерево, медь, серебро

Ковка, инкрустация, оброн, гравировка, золочение

Москва. Оружейная палата. XVII в.

Рог, серебро, медь

Москва. Оружейная палата. XVII в.

Дерево, серебро, драгоценные камни, бирюза

Пищали с кремневыми замками

Москва. Оружейная палата. Вторая половина XVII в.

Сталь, дерево, кость, перламутр

Ковка, оброн, золочение, инкрустация

Ружье и пистолеты с кремневыми замками

Россия. Тула. Середина XVIII в.

Сталь, дерево, серебро

Ковка, оброн, золочение, инкрустация

Длина ружья 144,5 см; длина пистолетов 46,3 см

Москва. Оружейная палата. 1673 г.

Мастер Прокофий Андреев

Кожа, серебро, ткань

Шитье, золочение, чернь, резьба

Длина налуча 72 см; длина колчана 41,5 см

Нагрудник от пехотных лат и бутурлык

Нагрудник от пехотных лат

Москва. Оружейная палата. Первая половина XVII в.

Мастер Никита Давыдов

Москва. Оружейная палата. 1664 г.

Мастер Григорий Вяткин

Ковка, золочение, серебренение

Лучшие посты в этом разделе

Оцени пост!

Комментарии (10)

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

Материалы: http://ucrazy.ru/interesting/1203100873-paradnoe_oruzhie.html

3 ≫

Не остались в стороне от раздела контрибуции и военные музейщики. Уже 25 апреля 1945 г. в Берлин выехали пятеро офицеров московского Центрального музея Красной армии (ЦМКА). Миссия группы была необычной — собирать реликвии фашистской Германии, в том числе все, что касалось руководителей Третьего рейха. Руководил экспедицией начальник ЦМКА. полковник И. А. Горюшкин, с ним были подполковник П.А. Логинов, майоры И.А. Волков и П.А. Зубанов, капитан В.К. Житенев.

В несколько раз большую германскую контрибуцию получил Артиллерийский исторический музей в Ленинграде (с 1965 г. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи).

Еще 27 марта 1943 г., то есть после победы под Сталинградом, маршал артиллерии Н.Н. Воронов издал приказ № 78 «О сборе памятников и реликвий Отечественной войны при Артиллерийском историческом музее Красной армии»:

«Артиллерийский исторический музей Красной армии собирает памятники и реликвии Отечественной войны для увековечения славы победоносного оружия Красной армии.

Однако в действующих армиях музею не оказывается должной помощи.

Командирам соединений и частей действующих армий и партизанских отрядов организовать сбор наиболее характерных памятников и реликвий Отечественной войны».

23 марта 1943 г. маршал Воронов издал «Инструкцию по сбору памятников и реликвий Отечественной войны в Артиллерийском историческом музее Красной армии».

Между прочим, там говорилось: «Исправные предметы личного вооружения и пулеметы могут быть высланы в музей с разрешения командира дивизии. Предметы коллективного вооружения (орудия, минометы, танки и т.п.) — с разрешения командующего фронтом».

13 марта 1945 г. в Германию был отправлен заместитель начальника научно-исследовательского отдела Артиллерийского исторического музея полковник Н.Т. Сорокин.

По заданию работы должны были производиться в следующих пунктах: Берлин — Шпандау — Потстдам — Ораниенбург; Кенигсберг — Пилау; Бреславль; Дрезден; Прага; Вена. Группа старинных крепостей: Кюстрин, Глагау, Нейсе, Котгбус, Франкфурт-на-Одере и т.д.

В конце мая 1945 г. Сорокин прибыл в Дрезден, а 2 июля 1945 г. принял от техника-лейтенанта А.А. Сатышева Артиллерийский музей Дрездена. Была составлена краткая опись экспонатов. В музее насчитали 143 орудия, 36 минометов, 62 пулемета, 63 орудийных ствола, 1507 единиц огнестрельного оружия различных систем, 3 самолета и т.д., а также «библиотека с разными книгами — 1; нагрудников исторических стальных — 6 комнат; обмундирования музейного — 1 комната» .

В июне 1945 г. Трофейное управление 1-го Белорусского фронта передало команде Сорокина в числе трофейного имущества старинные ружья, пистолеты, шпаги, средневековое оружие и т.д.

8 июля 1945 г. вышло Постановление ГКО за № 9444 «О вывозе экспонатов и материалов Дрезденского артиллерийского музея в Артиллерийский исторический музей Красной армии в Ленинграде». Сорокину была подчинена 2-я рота 1-го батальона 10-й Трофейной бригады.

Оружейное собрание дрезденского Артиллерийского музея было одним из крупнейших в Западной Европе. Но тут вмешались представители из Эрмитажа. У них были силы сопротивляться, и наиболее ценные экспонаты музея были вывезены в Ленинград, где заняли место в хранилищах Эрмитажа. Однако в 1958 г. по указанию Хрущева Эрмитаж передал ГДР коллекцию саксонских королей.

Ну а команда Сорокина готовила к перевозке в Советский Союз другие раритеты Артиллерийского музея Дрездена.

«Для работы по сбору имущества, упаковке и его охране была выделена команда от 8-го запасного арт. полка в составе 5-ти офицеров и 30 красноармейцев. Укупорочный материал был занаряжен со склада Г.М.Ч. п/п № 2745 и, согласно распоряжению Начальника штаба Ц.Г.В., подлежал доставке к месту работ в 10 вагонах транспортом № 35/8847» .

В декабре 1945 г. команда Сорокина выявила ряд пунктов (районы Лобау, Гермиц, Бауцен), расположенных на территории 13-й трофейной бригады и (районы Мейсена, Гросенхайма, Ризы и Торнау) 12-й Трофейной бригады, где также сохранились музейные ценности военно-исторического значения.

В начале декабря 1945 г. из Дрездена в Ленинград было отправлено 44 крытых вагона с имуществом дрезденского Артиллерийского музея.

Та же судьба постигла и большинство старинных пушек Берлинского Цейхгауза и музея Фридриха Великого.

В августе 1945 г. команда Сорокина добралась до острова Рюген и вывезла древнее оружие и другие предметы старины из местных замков.

Затем Сорокин приступил к обследованию замков Тюрингии и Саксонии. «В старинном рыцарском замке-музее Лихтенвальде полковник Сорокин увидел уникальную коллекцию картин, скульптур, мейсенского фарфора, японские и китайские изделия, мебель, ковры, богатейшую библиотеку, а также древнее и средневековое оружие» .

Все это было вывезено в Дрезден, а затем в СССР.

«В замке Пуршентайн близ города Нойхаузена трофейная команда обнаружила часть музейного архива и несколько комплектов рыцарского вооружения. Однако наиболее ценные архивные комплексы отсутствовали. По словам владельцев замка, в мае 1945 г. нацисты изъяли их и вывезли в Чехию.

Н.Т. Сорокин писал начальнику Трофейного управления полковнику Офицерову: "Музейные ценности военно-исторического характера Армейского музея г. Дрездена частично были вывезены немцами и размещены в замках Саксонии. Мною обнаружены в замке Пфаффрод и Пуршентайн (Нойхаузен) старинное оружие, формы обмундирования, реликвии, батальные картины, архив и т.п. в количестве до 6 вагонов. Эти замки находятся в районе военной комендатуры Фрейберг. Учитывая большую военно-историческую ценность этого музейного имущества и на основании постановления ГКО № 9444 от 8.VII с.г., прошу Вашего распоряжения об изъятии этого имущества для направления в Артиллерийский исторический музей Красной армии.

Кроме того, мною выявлено, что в замке Лихтенштайн (район военной комендатуры Френкенберг) содержатся музейные ценности мирового значения, имеется коллекция древнего оружия. В настоящее время должной охраны этих ценностей нет. Между тем как в этом замке сосредоточены уникальные художественные произведения, картины, скульптуры, фарфор, японские и китайские изделия. Вся мебель, обстановка, ковры и часть художественных произведений уже изъяты из этого замка-музея по имеющимся у меня сведениям распоряжением военной комендатуры г. Френкенберга, используются не по прямому назначению. Считаю такое положение ненормальным и недопустимым. Эти музейные ценности должны быть сохранены и использованы на пополнение фондов соответствующих музеев. Коллекция оружия должна поступить в Артиллерийский исторический музей Красной армии".

В начале сентября Сорокин выехал в Веймар, где был обнаружен музей развития стрелкового и охотничьего оружия. Ему была поставлена задача "осмотреть музей и дать заключение о его назначении и использовании".

Тогда же Сорокин обратился к коменданту саксонского оккупационного района генерал-майору Фетисову с просьбой разрешить изъятие из крепости Кёнигштеин остатков музейного оружия, а также получить от коменданта г. Пирна имевшееся в комендатуре древнее оружие.

В декабре 1945 г. Сорокин обратился к начальнику Отдела комендантской службы Советской военной администрации Федеральной земли Саксония за разрешением приступить к упаковке и перевозке в Дрезден музейных ценностей из замков Зибен-Айхен близ Мейсена (рыцарское снаряжение, холодное и огнестрельное оружие), Цабельниц в районе Гроссанхайма (картины военного содержания, книги, модели артиллерийских систем и др.), Зейсатц (книги, оружие и снаряжение), Претниен и Амельгосвитц в районе Торгау (книги и музейное имущество).

Из комендатуры г. Далена в районе Ризы планировалось забрать картины, в том числе Варшавского музея, и музейное оборудование. Для наблюдения за работами был направлен сотрудник трофейной команды младший лейтенант А.Н. Куричев.

В апреле 1946 г. Н.Т. Сорокин информировал ГАУ, что в некоторых старинных замках — Альтенбурге, Ватенбурге (близ г. Арнштадаа), Майнингене, Штейндорфе (близ г. Вейсинфельда) и Аннаберге (в Рудных горах) имеются музейные ценности "военно-исторического содержания"» .

5 октября 1945 г. на сборный пункт в Дрезден из Зуля прибыло около 700 музейных экспонатов — от древних арбалетов до современного автоматического оружия, в том числе ружей, мушкетов, пистолетов и другого огнестрельного оружия около 400 единиц.

В апреле 1946 г. команда Сорокина получила 663 медали и ордена и 1126 памятников нумизматики. Из Либау доставили 160 ящиков с музейными экспонатами.

Согласно Постановлению ГКО, упаковка и отправка собранных командой Сорокина музейных ценностей возлагалась на Главное Трофейное управление Красной армии, для чего выделялось не менее двух эшелонов.

Так, эшелон № 32001 с музейными ценностями, собранными трофейной командой, загружали с 15 апреля до 21 апреля 1946 г. А для его разгрузки в Ленинграде использовались 6-тонный и 20-тонный краны,

Позже из Германии в Ленинград были отправлены транспорты №00/5827 и №39721.

Предметы поступили в ящиках с «глухой» описью, по которой невозможно было определить ни происхождение предмета, ни его настоящее наименование, размеры, вес и т.п. Например: «Ящик № 261 (239) — Даги немецкие XVI—XVII вв. без ножен — 60 штук; Ящик № 266 (244) — Боевые перчатки немецкие от рыцарских доспехов XVI в. парные — 44 штуки; Ящик № 294 (270) — Мечи двуручные швейцарские XVI—XVII вв. без ножен — 13 штук; Ящик № 336 (310) — Мушкеты колесцовые немецкие XVII в. — 11 штук; мушкеты фитильно-кремниевые немецкие XVII в. — 8 штук, ружье фитильное немецкое XVII в. — 1 штука; Ящик № 270 (338) — Пистолеты колесцовые немецкие XVI в. — 33 штуки» .

В Ленинград в Артиллерийский музей из Германии доставлялись и небольшие грузы с музейными экспонатами. Так, например, с транспортом 152/8178 шифр «ПФР» были доставлены 112 колесцовых пистолетов, 14 позолоченных пороховниц, 59 мечей, 23 кинжала и стилета, 5 декоративных щитов и др.

В других отправлениях оказались копья и пики, кремниевые пистолеты и ружья, конские украшения, арбалеты, рычаги и стрелы к ним, нагрудные кирасы, фитильные ружья и т.д.

«Некоторые предметы, прибывшие из Германии, сразу же были отданы из Артиллерийского исторического музея в другие учреждения. Так, например, 25 марта 1948 г. Суворовскому училищу в Петродворце передали из числа вывезенных из Германии предметов 14 кремневых ружей, 4 кирасы, манекен вооруженного рыцаря, меч, кинжал и кортики.

Позднее, в 1950 и 1957 гг. по распоряжению Академии артиллерийских наук музей передал 185 предметов оружия и одно "конское украшение", вывезенные из Германии, Ленинградскому музею им. А.В. Суворова, Пензенскому, Бахчисарайскому и Новоладожскому музеям, а также Волковскому краеведческому музею.

К разбору вывезенных из Германии музейных ценностей смогли приступить лишь на рубеже 1949—1950 гг. До этого времени они находились в складских помещениях музея в Кронверке, а также на территории Петропавловской крепости» .

Как уже говорилось, Хрущев, исходя из политических конъюнктурных интересов, решил вернуть часть «перемещенных» музейных ценностей в ГДР. 8 сентября 1958 г. был подписан Протокол о передаче ГДР немецкой культурной собственности, которая временно находилась в СССР с целью сохранения. Позже было подписано еще несколько промежуточных протоколов, а 29 июля 1960 г. был подписан Заключительный договор. Во всех этих протоколах культурная собственность именовалась «находящейся (находившейся) на временном хранении в СССР».

В ГДР до 1960 г. из СССР переправили более полутора миллионов различных памятников истории и культуры и произведений искусства. Возвращал в Восточную Германию музейные ценности и Артиллерийский исторический музей.

17 ноября 1958 г. на основании списочных актов началась передача музейных ценностей. Было передано 5215 единиц холодного оружия, 583 единицы огнестрельного оружия, включая около 60 пушек. Значительную часть этих ценностей составляли экспонаты XVI—XVII вв.

Однако это была лишь малая толика трофеев Артмузея 1941— 1947 гг. А где же остальное? Этого не знает никто. Интуиция подсказывает мне, что руководство музея так и не решилось сделать общий каталог хотя бы для внутреннего пользования.

Еще в 1876 г. начальник Артиллерийского музея генерал-майор Н.Е. Бранденбург выпустил первую часть каталога Артмузея (XV—XVII вв.). Вторая и третья части каталога вышли в 1883 и 1889 гг. Почему так долго? Тяжкий труд?

В чем-то — да. Но главное, Бранденбург в 1877 г. отправился в действующую армию на Балканы и провел там всю войну. Ну а потом принимали и изучали трофейное турецкое вооружение, знамена и т.д.

В 1961 г. в Ленинграде издали «Каталог материальной части отечественной артиллерии», где были более-менее (хотя со многими ошибками) описаны артиллерийские системы, хранившиеся в музее. А затем на 52 года наступает пауза.

Никаких каталогов по иностранной матчасти в советское время вообще не издавалось.

В 2008 г. я попросил одного старшего научного сотрудника музея показать мне карточки-формуляры на иностранные орудия XVII—XVIII веков, часть из которых является трофеями 1945 года, валяющиеся в парадном дворе Артмузея, как дрова. За показ одного (!) формуляра, то есть всего трех строчек — название, калибр, вес, длина, место и время отливки — он запросил 5 тысяч рублей! Для сравнения, в Смоленской области в 2011 г. в музее Пржевальского месячный оклад старшего научного сотрудника — 4 тыс. рублей. То есть узнать, что лежит в парадном дворе музея, невозможно.

Еще меньше надежд узнать, что хранится в подвалах музея. Но есть место, где руководство музея можно поймать за руку.

С 1945 г. на задний двор Артмузея стали свозить десятки, если не сотни, отечественных и иностранных артсистем. Значительную часть составляли германские орудия, захваченные как на поле боя, так и на полигонах и в музеях. Задний двор отделен от улицы вытянутым зданием Артиллерийского музея, а с другой стороны — рвом с водой. За рвом какие-то закрытые территории. Задний двор с 1945 г. по 2012 г. охраняется милицией и собаками.

Среди раритетов во дворе Артиллерийского музея были 8-см австрийские зенитные пушки с изменяющейся высотой цапф, 22-см мортира Mrs.531(f), 76-мм пушка Ф-22 системы Грабина переделанная немцами в 1941 г. в 7,6-см Рак.36(г) — самую мощную в мире в 1942—1943 гг. противотанковую пушку.

И вот к началу XXI века задний двор Артмузея опустел.

3 февраля 2012 г. я через газету «Независимое военное обозрение» задал вопрос руководству музея, а куда делись десятки или даже сотни пушек с заднего двора?

Реакция последовала мгновенно. В мартовском 2012 г. номере журнала «Калашников» была опубликована статья «"Историки" и музеи», подписанная пятью руководителями музея, у каждого по 3—4 строчки званий и регалий — доктора, профессора, член-коры и т.д. На семи страницах статьи — ругань по адресу «историка», то есть меня, грешного. Ну, да ладно! А как насчет исчезнувших пушек? «Представляете, сотни образцов — все на месте, как, впрочем, и все другие музейные экспонаты». А на заднем дворе рос бурьян, были «покосившиеся сараи» и даже «древняя котельная». А пушки? А пушек не было!

Риторический вопрос, кому должен верить читатель, «историку» в кавычках или «великой пятерке» докторов и академиков?

Увы, «историк» располагает несколькими десятками фотографий (с негативами), где на фоне задней стены Артмузея видны десятки раритетных орудий. Фотографии достаточно четкие, на некоторых из них заметны сделанные белой краской инвентарные номера Артиллерийского музея. А несколько пушек с этими инвентарными номерами внесены в каталог 1961 г.

Исчезнувшие с заднего двора Артмузея пушки могли составить коллекцию как минимум двух десятков областных музеев. А нынешняя стоимость их — сотни миллионов, если не миллиардов рублей. А где они все?

И самое странное — это наглый тон «великолепной пятерки»: «Заткнись! Ничего там не было». Они абсолютно уверены в своей безнаказанности. Риторический вопрос: если бесследно из музея исчезли многие десятки орудий (весом от 2 до 20 тонн), то что можно сказать об украшенных драгоценностями саблях и кинжалах?

Давно пора перестать стесняться контрибуций 1945 года. Пора их показать русскому народу и всему миру. Ну а главное, нужна срочная и гласная, то есть под контролем общественности, инвентаризация Артиллерийского и других подобных ему музеев.

Материалы: http://www.e-reading.club/chapter.php/1023951/27/Shirokorad_-_Velikaya_kontribuciya._Chto_SSSR_poluchil_posle_voyny.html