Сегодня мы привыкли к тому, что манекены для демонстрации одежды можно увидеть в любом торговом центре. Торговое оборудование, к которому манекены самым непосредственным образом относятся, отличаются не только по комплекции, но также и по наличию внешних проявлений половой принадлежности. Если бы на манекены взглянули жители средневековой Европы, то вряд ли бы сдержали свои эмоции. Дело в том, что в Средневековье, по негласным правилам, единственным вариантом воплощения тела человека считался вариант, когда в гипсе, бронзе или других материалах воплощались образы Христа, Богородицы или Апостолов. Даже монархи часто не позволяли своим придворным скульпторам изображать как самих себя (королей и королев), так и вельможных особ своего двора.

Именно поэтому изваяние человека могло считаться надругательством над христианской церковью, а, как мы прекрасно знаем, отступников могло ожидать суровое наказание.

Одним из ревностных хранителей христианской морали был итальянский священник по имени Джироламо Савонарола. Проповеди Савонаролы, обличавшего пороки человека, собирали сотни людей на площадях и улицах итальянских городов. Случалось так, что люди, впечатленные речами бывшего монаха, брали в руки палки и вилы и шли на расправу с теми, кто вел греховный образ жизни. Особенно доставалось распутникам и художникам, которые изображали человеческие грехи с упоением. Известен конфликт клана Медичи и Савонаролы, когда первые поддерживали творческих людей и сами стремились распространить просветительские учения в Италии, а Джироламо Савонарола видел в этих чаяниях нечто от лукавого.

Личность Савонаролы до сих пор окутана ореолом тайны. Ведь с одной стороны его многие осуждают, ведь Савонарола мог устраивать на площадях Флоренции костры из книг, противясь просвещению, но с другой стороны – Савонарола – по-настоящему верующий человек, который желал создать сильное нравственными основами государство. Против его учений выступали богатейшие итальянские семьи, но это не уменьшало число сторонников Савонаролы не только на Апеннинах, но и за пределами Италии.

В 1490 Лоренцо Медичи по просьбе философа и ученого Пико делла Мирандола (дружба которого с Савонаролой началась не позднее 1482) вызвал Савонаролу во Флоренцию. Почти сразу после прибытия он произнес несколько пламенных проповедей, предсказывая катастрофы, кары, бичуя испорченность нравов во Флоренции и церкви, критикуя Лоренцо. Несмотря на предостережения, он не отказался от своей критики. В июле 1491 он был избран настоятелем монастыря Сан-Марко и продемонстрировал свою независимость, отказавшись явиться с изъявлением почтения к Лоренцо Медичи, семейство которого отстроило монастырь и оказывало ему финансовую поддержку. 5 апреля 1492 Савонарола пережил свое знаменитое видение о подвешенном мече божественной справедливости со словами «Се, меч Господень на землю призываю и скоро» («Ecce gladius Domini super terram cito et velociter»), которые использовал в своих проповедях. Через несколько дней Лоренцо умер. Савонарола продолжал свои проповеди и приступил к реформированию монастыря Сан-Марко. В 1493 он добился его независимости от ломбардской конгрегации и сформировал новую тосканскую конгрегацию с центром в Сан-Марко.

В 1492 Родриго Борджа стал папой под именем Александра VI. Нависла угроза французской интервенции, вызванной просьбой герцога Миланского Лодовико Сфорца. Оба эти события как бы подтверждали пророчества Савонаролы. Флорентинцы, опасаясь губительных последствий тиранической политики Пьеро, сына Лоренцо, обратились к Савонароле, который играл важную роль на переговорах с французским королем Карлом VIII до и во время его пребывания во Флоренции (ноябрь 1494). Утратив влияние, Пьеро бежал, оставив Флоренцию без правительства после 60-летнего правления рода Медичи. В городе возникла смута, в этой опасной обстановке борьбы за власть Савонарола призывал людей к примирению и пророчил, что в будущем обновленная Флоренция станет образцом для всей Италии. Ему удалось добиться принятия республиканской конституции по венецианскому образцу и новых законов против азартных игр, содомии и убийств. Под его влиянием во Флоренции произошла бескровная революция. Новая Флоренция мыслилась как град Божий, главой которого он провозгласил Иисуса Христа. Именитые граждане и ученые облачались в рясы доминиканцев, междоусобная вражда утихала, банды бесчинствующих молодых людей превратились в священную милицию. Проникнувшись этим духом, горожане отказывались от традиционных пирушек и вместо этого отпраздновали в 1496 религиозный карнавал, а в 1497 осуществили еще более впечатляющее сожжение светских книг, картин, одежд, игральных карт и др.

Благодаря этим преобразованиям Савонарола нажил себе множество врагов во Флоренции, которые восстановили против него папу, задетого ужасными пророчествами и резкими обличениями лжепастырей и скандального поведения обитателей Ватикана. Не сумев соблазнить Савонаролу кардинальской шапкой, папа пригласил его в Рим в 1495. На второе письмо, в котором папа обвинял его в ложных пророчествах и отстранял от проповедования, Савонарола ответил, но продолжал проповедовать, пока третьим письмо папа не заставил его замолчать. После некоторого перерыва он возобновил свои обличения и в проповеди на Книгу Амоса обрушился с яростными обвинениями на папу и Рим. Его положение в городе и за его пределами стало ненадежным в начале 1497. Флоренция раскололась на сторонников Савонаролы (piagnoni, плаксы) и его противников (arrabbiatti, беснующиеся). В марте агенты Медичи спровоцировали беспорядки. В мае папа отлучил Савонаролу от церкви. Провал попытки Пьеро возвратиться в город и выбор синьории (правительства города), благосклонной к Савонароле, спасли его репутацию и позволили ему проигнорировать запрет на проповеди. В феврале 1498 терпение Александра VI лопнуло. Он призвал синьорию заставить замолчать непокорного монаха, но городские власти не сдавались. Савонарола в очередной раз бросил вызов церкви, написав Письмо к государям, в котором призывал созвать собор для проведения реформ.

Конец был ускорен странным событием. Фра Доменико, ревностный сторонник Савонаролы, принял вызов от одного францисканского монаха, который предложил установить истинность учения Савонаролы испытанием огнем. В назначенный день, 7 апреля, толпы горожан собрались на Пьяцца делла Синьория, чтобы стать свидетелями божьего суда. Однако францисканец, бросивший вызов, не явился. Разочарованные зрители обратили свой гнев против Савонаролы. На следующий день разъяренные толпы окружили монастырь Сан-Марко, Савонарола и его ближайшие соратники были схвачены по приказу новой, враждебной ему синьории. Требование папы доставить Савонаролу в Рим не было исполнено. «Суд» над ним состоял в выбивании признаний под пытками. 22 мая 1498 Савонарола и его соратники, фра Доменико и фра Сильвестро, были приговорены к смертной казни. На следующий день они были повешены, а затем их тела были сожжены.

Лишь через много лет Савонарола был фактически оправдан Папой Павлом IV. Сегодня памятник Савонароле можно увидеть в городе Вормс.